Бесится с жиру
rss

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites


С какого жиру люди бесятся?

В русском языке оборот беситься с жиру употребляется весьма активно. Он встречается как в произведениях классиков, так и у современных писателей: " Мы спины на них гнем, дохнем с голоду да с надсады, а они с жиру бесятся" (Ф. Гладков. Вольница); "Не обращайте внимания на этих людей... просто... они с жиру бесятся!" (М. Горький. Сторож); "Порешили на том, что кошка будет немедленно доставлена на осмотр к ветеринару. Разумеется, за счет водителя. Очевидно, 15 фунтов, которые он уплатит за визит, - это наименьшая потеря с его стороны в данной ситуации... "Вот дают! Прямо с жиру бесятся!" - наверняка скажет кто-то, прочтя эти строки. Но стоит ли торопиться с выводами?" (Е. Овчаренко. Сафари в Виндзоре. - Комсом. правда, 1989, 16 сент.).

Контексты показывают, что это выражение характеризует исключительно человека, причем характеризует негативно, означая 'капризничать, привередничать от сытой, обеспеченной жизни'. Слово жир большинство говорящих воспринимает в обычном значении - 'маслянистое вещество, содержащееся в растительных и животных тканях, сало'.

Не так давно, однако, было предложено иное объяснение привычного фразеологизма. Для русского оборота с жиру беситься его высказал H. М. Шанский. Жир, по его мнению, здесь означает 'богатство' (Шанский 1971,133). Составители "Краткого этимологического словаря русской фразеологии" разворачивают интерпретацию этой этимологии, приводя для др.-рус. жиръ 'богатство, имущество' цитату из "Слова о полку Игореве": "Кають князя Игоря, иже погрузи жиръ во днЪ Каялы, рЪчкы половецкія". Вместе с тем они добавляют, что на развитие переносного значения оборота повлияла и аналогия с собаками, которые заболевают бешенством от перекармливания (КЭФ, 1980, № 1, 68; Опыт, 127). Эта аналогия, таким образом, является вторичной. То, что в др.-рус. жиръ имело значение 'богатство, добыча', - факт несомненный. Приведенный текст из "Слова" поэтому, действительно, нужно понимать так: "Порицают и бранят Игоря за то, что он утопил в половецкой реке Каяле богатую добычу". Следует ли из этого, однако, с несомненностью, что именно данное значение отразилось и в обороте беситься с жиру?

Ответ на этот вопрос во многом помогает дать материал древнерусского и украинского языков.

То, что выражение беситься с жиру имеется и в украинском, и в-русском языках, свидетельствует о его достаточной древности. Известно в то же время, что современное значение слова жир 'маслянистое вещество, содержащееся в животных тканях; сало' зафиксировано относительно поздно, лишь в начале XVII в. (СРЯ XI - XVII вв. V, 113). Значит, как будто хронологический приоритет принадлежит здесь, действительно, значению жиръ 'богатство'.

Это тем не менее не так - уже потому, что древнерусское слово кроме данного значения имело и три других, не менее употребительных - 'пастбище, пажить, место кормления животных', 'корм (обычно весьма обильный)' и (переносное) 'избыток, излишек, ведущий к тлению, к гибели' (Срезневский 1,875; Словарь-справочник... 2,86). Следовательно, возможностей семантической интерпретации нашего выражения и в древнерусском языке предоставляется больше, чем предполагают авторы "Краткого этимологического словаря русской фразеологии".

Украинское слово жир до сих пор сохранило широкий диапазон значений, восходящих к древнерусским. Оно значит и 'сало', и 'корм', и - более конкретные виды корма - 'буковый орех, желудь'. Ср. параллели в славянских языках - бел. жыр 'корм', болг. жир 'сало, желудь', с.-х. жир - то же, словен. žír 'буковые орехи, желуди для кормасвиней'.

Показательно, что многие украинские диалекты сохраняют те же семантические характеристики. Так, Я. Ф. Головацкий, определяя слово жиръ, подчеркивает именно "кормовую" семантику: "1) корм, который дают скотам и птицам или который дикие звери и птицы находят; 2) буковые и дубовые желуди" (Головацький 1982,252). Аналогичное значение фиксируется, например, и для бойковского жир - 'бучина', 'буковые орехи' (Онишкевич 1984, 252). И славянские параллели, и данные украинской речи, следовательно, свидетельствуют, что жир издревле мог означать не только богатство, изобилие вообще, но прежде всего изобилие конкретное - достаток корма для скотины.

Этот семантический экскурс позволяет усомниться в правильности этимологической версии H. М. Шанского и предположить, что в основе выражения - "животная" метафора.

На это, между прочим, наталкивает также материал украинской народной речи, где оборот з жиру казитися устойчиво связывается именно с животным - прежде всего с бешеной собакой. В словаре Б. Д. Гринченко первое значение слова казитися 'беситься' сопровождается иллюстрацией Собаки з жиру казяться. Это - устойчивое выражение, зафиксированное сборником М. Номиса.

Там же находим и другие варианты этого оборота, показывающие, что в народной речи оно уже в середине прошлого века употреблялось активно: то з жиру дуріють; дуріє, бо ему ся добре діє. Очень показательны для предлагаемой интерпретации пословицы, приводимые M. Номисом, где речь идет именно о сбесившейся от сытости собаке: Худий пес не сказицця - ино ситий и Дети був як собаки казились'?

Характерно, что материал русской народной речи почти буквально перекликается с украинским. В словаре В. И. Даля отражена пословица С жиру собака бесится - наряду с выражениями с жиров дурят, в жирах бесятся. Аналогичны нижегородская и красноярская пословицы Собака с жиру бесится и С жиру и собака бесит-ся9 записанные различными собирателями в разное время (ППЗ, 146,177). Показательно, что полная форма пословицы отразилась и в русском литературном языке. Так, у Л. Н. Толстого во "Власти тьмы" находим:

"С жиру-то и собаки бесятся, с жиру как не избаловаться! Я вон с жиру-то как крутил..."

В русских говорах можно найти и "усеченные" варианты пословицы о сбесившейся с жиру собаке - ср. олонецкие Кто с жиру дурит, а моя спина свербит или Баба деда изводит, а дед Миру заводит в том же сборнике (ППЗ, 150,156), уже потерявшие, по-види-мому, связь с первоначальным образом, т. е. пословицы, аналогичные украинским то з жиру дуріє, бо ему ся добре діє. Несомненно связаны с жир 'корм, изобилие пищи' и такие русские диалектные фразеологизмы, как арх. жирьмя жить 'жить в полном довольстве' или курск. в жиру закопаться 'о большом достатке'.

В других славянских и неславянских языках - даже всамом близкородственном белорусском - пословиц и поговорок, прямо связанных с жиром 'кормом', нет. Можно найти лишь типологические параллели - вроде татарской пословицы "Располневшая лошадь сбрасывает с себя седло" или немецкой "Когда ослу слишком хорошо, он ступает на лед и ломает себе ногу" (Михельсон 1901-1902 И, 340). Следовательно, обороты беситься с жиру и казитися з жиру в русском и украинском языках исконны.

Как видим, традиция народного употребления оборота беситься с жиру во многом сохраняет древнюю семантическую инерцию слова жир. Речь первоначально шла об избытке кормов для домашних животных, конкретнее - для собаки, чрезмерное "жирование" которой, действительно,чревато бешенством. Так же как и в массе народных сравнений типа как сбесился, как с цепи сорвался, як скажений, первоначально характеризовавших впавшее в бешенство животное, и оборот беситься с жиру стал переносно обозначать человека, привередничающего от сытой и привольной жизни. Отрицательная оценочность этого оборота, следовательно, коренится в его исходном "собачьем" образе.


« Зубы на полке
» Как заведенный, заведенные часы