Через пень колоду значение фразеологизма
rss

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites


Зачем валить колоду через пень!


Зачем валить колоду через пень!



Я у старого мужа ночевала,
Гнилую пень-колоду обнимала,
Я во темной темнице пролежала,
Старого мужа проклинала.
Народная песня

Выражение через пень колоду (через пень-колоду) является сейчас весьма общей отрицательной характеристикой нерадивой, небрежной, недобросовестной и хаотичной деятельности. Оно сочетается с довольно широким набором глаголов, семантической доминантой которых являются 'работать', 'делать что-либо':


«Рабочие на всех предприятиях, несмотря на окрики десятников и мастеров, на угрозы штрафом, работали сегодня через пень-колоду» (В. Я. Шишков. Угрюм-река); «Какая у них [студентов] квалификация? Никакой... Вот и работают студентики через пень-колоду» (А. Безуглов. Следователь по особо важным делам); «Работник он был аховый, за что ни возьмется, все через пень-колоду, ни в чем толку» (В. Г. Распутин. Прощание с Матерой); «[Панин] оставался ко всему равнодушен, все делал нехотя, через пень колоду» (Ф. Вигдорова. Дорога в жизнь).

Приблизительно в том же смысле выражение употребляется и в конструкциях типа дело шло, работа шла, все идет:


«Прежде госпитали были поставлены отлично, а теперь все дело идет через пень-колоду: на девять заводов два заводских доктора — разве есть какая-нибудь физическая возможность что-нибудь проделать в таких условиях!» (Д. Н. Мамин-Сибиряк. От Урала до Москвы); «Работа шла лениво, неохотно, через пень колоду» (С. П. Подъячев. Среди рабочих); «Поговорили... А к чему пришли? Кто виноват в том, что в Пекашине все идет через пень-колоду? А, Михаил Пряслин» (Ф. А. Абрамов. Пряслины); «Так он и знал. Если с утра споткнется на чем-нибудь, так до вечера все пойдет через пень-колоду» (Е. Мальцев. Войди в каждый дом).

В конкретном употреблении оборот имеет тенденцию к все большему расширению сочетаемости. Учиться через пень колоду, ехать, рассказывать, высказывать, драть и т. п. — набор глаголов-«сопроводителей» является довольно большим даже в рамках литературной речи:  


«"У Кольки ангина опять". — "Зачем же в школу отпустила?" — "Ну...—Таисья сама не знала, зачем отпустила. — Чего будет пропускать. И так-то учится — через пень колоду"» (В. М. Шукшин. Алеша Бесконвойный); «Не с того конца подступились к Федорову,—размышлял Василий Михайлович. — Юноша избалован, единственный сынок. Требований к нему настоящих ни родители, ни учителя не предъявляли. Учился через пень колоду... Да, начинать надо, видимо, с родителей» (Учительская газета, 1966, № 129); «Неграмотные учителя выпуекают недоучек. Те любыми правдами и неправдами поступают в вузы. Учатся через пень-колоду. Выходят безграмотными "специалистами" с дипломами. Потом своей "работой" воспитывают подобных» (А. Грачев. Двойка... учителю. — Правда, 1986,15 апр.); «[Конюх] мог часами ехать, не торопясь, лесом, полями — через пень-колоду. А перед деревней, перед людьми преображался он и преображались его лошади» (А. Яшин. Проводы солдата); «— Ладно, рассказывай все! — велела Варвара. — Только по порядку, я не люблю, когда через пень колоду» (Ю. Герман. Дело, которому ты служишь); «Я схватил шубу и шапку и велел ей передать Ламберту, что я вчера бредил, что я оклеветал женщину... Все это я высказал кое-как, через пень-колоду, торопясь, по-французски и, разумеется, страшно неясно» (Ф. М. Достоевский. Подросток); «Выдумал немец Кунц кушетку для сечения, а мы дерем через пень колоду, как в древности драли» (M. Е. Салтыков-Щедрин. Недоконченные беседы).

Ретроспективный взгляд на употребление оборота довольно быстро позволяет установить, что исходным глагольным сочетанием было сочетание с валить. Его можно найти ужев литературе XVIII в.:



Что делать он ни начинает, Нигде никак не успевает, Валит колоду через пень.
(Н. П. Осипов. Вергилева Енейда, вывороченная на изнанку)

Именно с этим глаголом употребляли его и многие наши классики:


«Я работаю лениво, через пень колоду валю. Все эти дни голова болела, хандра грызла меня. Начал многое, ни к чему нет охоты» (А. С. Пушкин. Письмо H. Н. Пушкиной 21 октября 1833 г.); «Достаточно присмотреться к прислуге любого отеля, чтобы убедиться, какую массу работы может сделать человек, не утрачивая бодрости и не валя, как говорится, через пень колоду» (M. Е. Салтыков-Щедрин. За рубежом); «Способностей своих я не неволю и старанья тоже; валю как попало через пень колоду,-— он и доволен» (Н. С. Лесков. Смех и горе); «Работайте как следует, а не так, чтобы через пень колоду валить» (П. И. Мельников-Печерский. На горах).

Как показывают такие контексты, именно сочетание валить через пень колоду стало основой большего семантического обобщения: не случайно в трех из них оно «наращивается» глаголами работать или сделать. Поэтому, видимо, А. М. Бабкин, выстраивая иерархию значений оборота, ставит валить через пень колоду на первое место.

Как показывают такие контексты, именно сочетание валить через пень колоду стало основой большего семантического обобщения: не случайно в трех из них оно «наращивается» глаголами работать или сделать. Поэтому, видимо, А. М. Бабкин, выстраивая иерархию значений оборота, ставит валить через пень колоду на первое место.


Валить через пень колоду - значение


Что значит буквально валить через пень колоду? Историки русского языка отвечают на этот вопрос неоднозначно. Признавая выражение «собственно русским», H. М. Шанский, В. И. Зимин и А. В. Филиппов кратко и просто объясняют его мотивировку: «Из речи лесорубов, заготовителей дров. Вероятно, первоначально о нерациональном переваливании бревен через пни» (Опыт, 154).


Глагол валить, как видим, при такой интерпретации прямо связывается с лесоповалом.


Иное толкование предложил этнограф С. В. Максимов. Как обычно, его интерпретации представляют собой живописные зарисовки русского быта, которые интересны сами по себе, даже если этимология выражения и сомнительна. Именно такую зарисовку он посвятил и обороту через пень в колоду.


«Кто побывал в охранных или удаленных глухих лесах ради охоты или кто попадал в них случайно заблудившимся, тот припомнит такие трущобы, в которых не только не проставишь ноги, но ć понятным страхом, ввиду явной опасности затеряться и завязнуть, поспешишь обратиться вспять на намеченную и оставшуюся назади тропинку. Вот вырванные с корнем деревья, костром навалившиеся друг на друга. Это — ветровалы. Они давно уже валяются тут без призора, так давно, что, обманчиво прикрытые корой и обломанными сучьями, представляют собой гниль стволов, превратившихся в труху, в которой вязнет по колено и с трудом вытаскивается нога. По этому лесному кладбищу без изнеможения нельзя сделать десятка шагов. В иных местах невозможно даже поставить ноги: на ветровалы навалились, переломленные пополам яростным налетом ураганов, березы и сосны. Это — буреломы. Вершины их уже начали превращаться в гниль и такую же пыльную и вязкую труху, но стволы от корней продолжают проявлять некоторые признаки жизни в редких случаях.


Вообще же, заглушенные окрестным ломом и хламом, они безнадежно, как кости скелета, простирают к свету свои высохшие и обессиленные ветви. И эти непролазные трущобы, и все такие сорные и неопрятные леса, эти торчащие дуплистые пни буреломов и сваленные колоды ветровалов, дром да лом, доступны лишь всемогущей силе и непреоборимой власти напускного огня. Для заблудившегося охотника, для потерявшегося грибовника один исход: мучительно шагать, следуя примеру умелого и привычного медведя, через дуплистый пень и попадать непременно и обязательно в трухлявую колоду. Захотел отворотить от пня — влез на колоду: другого пути нет, как и для тех, кто привык вяло и неумело вести дела, тяжело и неохотно приспособляя свою силу к работе, "валять через пень в колоду" При всем старании и напряжении у них остается, что и в лесу, тот же дром и лом, дрязг и хлам» (Максимов 1955, 340-341).


Как видим, по С. В. Максимову, валить через пень в колоду — это переступать через лесные завалы, «через дуплистый пень и попадать непременно и обязательно в трухлявую колоду». Этнограф не случайно назвал свой очерк «Через пень в колоду». Это выражение с предлогом в действительно встречается как в народном, так и в литературном употреблении, правда, сейчас уже устаревшем: 


«Несмотря на казенное пособие, ссыльные вообще неохотно обзаводятся домами и хозяйством... Хозяйство даже и тем, которые принимаются за него, ведется через пень в колоду» (Н. В. Шеглунов. Очерки русской жизни); «Детдом переехал в имение совсем недавно, ученье еще не наладилось, уроки шли через пень в колоду» (В. С. Шефнер. Облака над дорогой).

Предлог в действительно не укладывается в логику «лесоповального» объяснения оборота: если валить, т. е. сваливать топором тяжелое и толстое короткое бревно-колоду через пень, хоть и трудно, но возможно, то сваливание чего-либо через пень в колоду — уже некоторая натяжка: здесь нет упоминания об объекте такого действия. Тем не менее все-таки и такое объяснение имеет какой-то резон, если «додумать» объект действия—им может оказаться сваливаемое лесорубами дерево или (что, пожалуй, более вероятно) другая колода.


Не дает окончательного ответа на наш вопрос и учет того, что выражение было давно известно в форме сравнения: как через пень колоду валит (Буслаев 1854,105). О его древности свидетельствует его фиксация (что через пень колоду валить) в известном «Письмовнике» Н. Курганова 1790 г. (КДРС) и употребление писателями XIX в.: «Ванька спросонья, разумеется, исполнил все это как через пень колоду валил» (А. Ф. Писемский. Люди сороковых годов). Пожалуй, как мы увидим далее, сравнение — это лишь развертывание оборота валить через пень колоду, а не результат его усечения. В любом случае сравнительную форму легко истолковать и как «лесоповальную», и как «буреломную» версию.


Проверим лингвистическую достоверность первого или второго толкования.


Материал других языков здесь довольно ограничен — аналогичное выражение находим лишь в белорусском, украинском и польском языках: валиць цераз пень калоду, через пень колоду валити, Nie godzi się kłody przez pień walić. Обращает на себя внимаг ниє то, что в польском языке наша поговорка имеет иную, пословичную форму, содержит как бы рекомендацию — чего не следует делать: «Не годится колоды валить через пень». Пословица эта встречается с 1618 г. в разных вариантах: Nie wal przez pień kłody 'Не вали через пень колоды', Nie przewalaj kłody przez pień 'Hé переваливай колоды через пень', Trudno kłodę przez pień walijí 'Трудно колоду через пень валить', Trudno przez pień kłodę toczyć 'Трудно через пень колоду катить', Przez pień kłody nie potoczy, 'Через пень колоды не покатить'. Все эти варианты характеризую^ бесцельную, напрасную и небрежную работу. Общий же смысл пословицы примерно равен нашей Плетью обуха не перешибешь. Лишь в одном источнике эта пословица превращается в поговорку, равную русской, — przez pień kłodę walić 'валить через пень колоду'


Приведенный набор вариантов польской пословицы можно расширить и за счет украинских ее параллелей: аби пень через колоду Дарма колодку через пень валити; Пня через колоду не перекинеш До готової колоди добре дрова рубать и т. п. Такие варианты являются как будто неопровержимым доказательством «лесоповальной» гипотезы: речь ведь в большинстве из них идет именно о переваливании, перекатывании колоды через пень, а в крайнем случае—даже о перекидывании пня через колоду.


Выбор между двумя гипотезами, следовательно, сделан. Тем не менее не следует торопиться с окончательным этимологическим диагнозом. Известный историк славянской фразеологии Райнер Эккерт, детально занимавшийся компонентным анализом оборота через пень колоду, верно заметил в своем докладе на симпозиуме в Цюрихе, что для окончательного установления этимона фразеологизмов необходимо привлечение «фактов из всех форм существования (Existenzformen) их в языке» (Eckert 1987, 218). И наш оборот дает для демонстрации таких фактов весьма обильный материал.


Проф. Р. Эккерт верно обращает внимание на то, что слова пень и колода в данном обороте выступают как «бином», т. е. парное сочетание существительных, довольно характерное для русской народной речи. И прежде чем обрести вид оборотавалить колоду через пень, этот бином прошел долгий путь как в древнерусском языке, так и в фольклоре. Пень и колода уже с XIII в. в различных текстах выступают как единое целое в разных по значению и структуре словосочетаниях. Вот почему можно для этого периода говорить об устойчивом терминологическом словосочетании пень и (да) колода 'расчищенное под пашню место в лесу': «Андрію даю Самуиловськое село, пень и колоду, и с бортью» (1350 г.); «Даю два села съ обильемъ и съ лошадьми и съ борътью... и пьнь и колода одерьнъ святому Георгью» (1270 г.); «Сосланы мы бедные за своя согрешения въ такую дальнюю украину и посажены въ пашню на пень да колоду...» (1682 г.).


В некоторых старых текстах оборот пень и колода еще практически сохраняет буквальное значение своих компонентов: «...и из-ношаше от хижа своєа малъ оукрух хліба, и полагаше ему или на пень или на колоду, їдко да пришед по обычаю звірь. Епифания о погребении Исуса Христа; Покажисл, мой скот, вслкому звірю черному и шерому и рыскуну пнем да колодою» (Сборник заговоров XVII в.).


«Биномность» слов колода и пень, однако, способствует постепенному насыщению этого словосочетания экспрессивностью. В заговорных текстах, как верно подчеркивает Р. Эккерт, оно уже становится чем-то вроде символа непреодолимости. Такая ассоциативность прямо вытекает из употребления оборота пень и колода в фольклоре: по пенью по колоде орати (т. е. пахати); пи пенья, Ни колодья, пи двери белодубовы; лес — пень да колода — вот лишь некоторые словосочетания, приводимые берлинским фразеологом.


Их коллекцию можно расширить, внимательно всматриваясь в те семантические нюансы, которые нарастают с каждым новым вариантом и сочетанием: В темном лесе—пень да колода, В чистом поле — белоярова пшеница (яросл.); Колодье-пенье вы повырубите (олон.); Ты ори, ори, ори, Крестьянский сын. По пеньям ори, по кореньям ори (волог.); Не поддержали Василья Буслаевича Ни пенья, ни колодья, ни двери белодубовы; Через дубье-колодье конь да перескакивает (онеж.); пень-колода 'о тупом, непонятливом человеке' (орл.). Характерно, что в собраниях народных пословиц XVIII в. записано наше выражение и в форме пень да колода валить (волог.). Характерна и иркутская поговорка Бедному всё пень да колода, и пек. ни в пень ни в колоду 'никуда не годится'.


Такой материал показывает, что еще до образования фразеологизма через пень колоду его компоненты уже были тесно связаны «биномными» отношениями. Семантически они воспринимались как синонимы, усилительно обозначая какую-то большую помеху, непреодолимое препятствие, труднопроходимое пространство. Вот почему первоначально сочетание этого бинома с различными предлогами обозначало именно передвижение с преодолением препятствий. Следы такого семантического развития нашего оборота находим в некоторых славянских диалектах — например, через пень-колоду 'о медлительном, неповоротливом человеке' и гродненском скакаць цераз пень на калоду: «Я вжё давно в хаті був, а Юрко хоть і молодший, та як той рак через пень-колоду —до заходу сонця додибав». Ср. также предложные конструкции типа смол, как на пень узъехал 'лишился ума', бел. чыраз пень у калоду, за колодзем не можно пройци, ни проехаць. Показательно в этом плане и то, что у И. И. Носовича наш оборот подан в более развернутой форме — цераз пень, цераз калоду валіць без уходу. К ней современные белорусисгы и относят более сокращенный вариант (Лепешау 1981,28). Это без уходу — симптоматично, ибо еще раз подчеркивает прямую связь бинома пень колода с передвижением, а не с рубкой леса.


Экскурс в историю русского языка и диалектные формы позволяют объяснить маловажное, на первый взгляд, разночтение в правописании нашего оборота. Мы уже видели, что и в русской, и в белен, русской орфографической традиции его можно писать и как черег пень колоду, и как через пень-колоду. Последнее написание — отнюдь не случайный правописный огрех или вариация, ибо его после-: довательно воспроизводят многие писатели. Оно — вырубленный орфографическим топором след первоначального образа нашего выражения.


История его, следовательно, такова. Сначала в народной речи и в памятниках письменности активизировалось парное словосочетание пень и (да) колода, которое с течением времени стало употребляться переносно о непреодолимом участке пространства, затем—о трудностях, препятствиях. Соединение с предлогом через поэтому первоначально значило 'преодолевать трудные, непроходимые места'. Включение в сочетаемость оборота глагола валить привело к переосмыслению он начал пониматься как переваливание колоды через пень.


Историко-этимологический анализ, таким образом, как будто дает возможность примирить гипотезы С. В. Максимова и авторов «Опыта этимологического словаря русской фразеологии»: первый этап развития оборота шел по первому семантическому пути, второй — по второму.


Признавая это последовательное развитие мотивировки оборота, надо сделать, однако, существенное уточнение: он никоим образом не восходит ни к профессиональной речи «заблудившихся охотников» или «потерявшихся грибовников» (С. В. Максимов), ни к речи «лесорубов, заготовителей дров» (H. М. Шанский и др.). Выражение через пень колоду — древнее напоминание об одном из забытых способов обработки пахотной земли нашими предками— о подсечно-огневом земледелии. Отнюдь не для «заготовки дров», а для расчистки новых лесных территорий под пашню им приходилось валить колоды и выкорчевывать пни. Нелегко было и заниматься таким делом, и пробираться через такое «неудобье». Тяжелый, неблагодарный и достаточно примитивный труд этот и породил выражение валить через пень колоду.


« На четыре стороны или на четыре ветра?
» Зачем вешать нос на квинту?