Через пень колоду
rss

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites


Зачем валить колоду через пень!

Материал других языков здесь довольно ограничен — аналогичное выражение находим лишь в белорусском, украинском и польском языках: валиць цераз пень калоду, через пень колоду валити, Nie godzi się kłody przez pień walić. Обращает на себя внимаг ниє то, что в польском языке наша поговорка имеет иную, пословичную форму, содержит как бы рекомендацию — чего не следует делать: «Не годится колоды валить через пень». Пословица эта встречается с 1618 г. в разных вариантах: Nie wal przez pień kłody 'Не вали через пень колоды', Nie przewalaj kłody przez pień 'Hé переваливай колоды через пень', Trudno kłodę przez pień walijí 'Трудно колоду через пень валить', Trudno przez pień kłodę toczyć 'Трудно через пень колоду катить', Przez pień kłody nie potoczy, 'Через пень колоды не покатить'. Все эти варианты характеризую^ бесцельную, напрасную и небрежную работу. Общий же смысл пословицы примерно равен нашей Плетью обуха не перешибешь. Лишь в одном источнике эта пословица превращается в поговорку, равную русской, — przez pień kłodę walić 'валить через пень колоду'


Приведенный набор вариантов польской пословицы можно расширить и за счет украинских ее параллелей: аби пень через колоду Дарма колодку через пень валити; Пня через колоду не перекинеш До готової колоди добре дрова рубать и т. п. Такие варианты являются как будто неопровержимым доказательством «лесоповальной» гипотезы: речь ведь в большинстве из них идет именно о переваливании, перекатывании колоды через пень, а в крайнем случае—даже о перекидывании пня через колоду.


Выбор между двумя гипотезами, следовательно, сделан. Тем не менее не следует торопиться с окончательным этимологическим диагнозом. Известный историк славянской фразеологии Райнер Эккерт, детально занимавшийся компонентным анализом оборота через пень колоду, верно заметил в своем докладе на симпозиуме в Цюрихе, что для окончательного установления этимона фразеологизмов необходимо привлечение «фактов из всех форм существования (Existenzformen) их в языке» (Eckert 1987, 218). И наш оборот дает для демонстрации таких фактов весьма обильный материал.


Проф. Р. Эккерт верно обращает внимание на то, что слова пень и колода в данном обороте выступают как «бином», т. е. парное сочетание существительных, довольно характерное для русской народной речи. И прежде чем обрести вид оборотавалить колоду через пень, этот бином прошел долгий путь как в древнерусском языке, так и в фольклоре. Пень и колода уже с XIII в. в различных текстах выступают как единое целое в разных по значению и структуре словосочетаниях. Вот почему можно для этого периода говорить об устойчивом терминологическом словосочетании пень и (да) колода 'расчищенное под пашню место в лесу': «Андрію даю Самуиловськое село, пень и колоду, и с бортью» (1350 г.); «Даю два села съ обильемъ и съ лошадьми и съ борътью... и пьнь и колода одерьнъ святому Георгью» (1270 г.); «Сосланы мы бедные за своя согрешения въ такую дальнюю украину и посажены въ пашню на пень да колоду...» (1682 г.).


В некоторых старых текстах оборот пень и колода еще практически сохраняет буквальное значение своих компонентов: «...и из-ношаше от хижа своєа малъ оукрух хліба, и полагаше ему или на пень или на колоду, їдко да пришед по обычаю звірь. Епифания о погребении Исуса Христа; Покажисл, мой скот, вслкому звірю черному и шерому и рыскуну пнем да колодою» (Сборник заговоров XVII в.).


«Биномность» слов колода и пень, однако, способствует постепенному насыщению этого словосочетания экспрессивностью. В заговорных текстах, как верно подчеркивает Р. Эккерт, оно уже становится чем-то вроде символа непреодолимости. Такая ассоциативность прямо вытекает из употребления оборота пень и колода в фольклоре: по пенью по колоде орати (т. е. пахати); пи пенья, Ни колодья, пи двери белодубовы; лес — пень да колода — вот лишь некоторые словосочетания, приводимые берлинским фразеологом.


Их коллекцию можно расширить, внимательно всматриваясь в те семантические нюансы, которые нарастают с каждым новым вариантом и сочетанием: В темном лесе—пень да колода, В чистом поле — белоярова пшеница (яросл.); Колодье-пенье вы повырубите (олон.); Ты ори, ори, ори, Крестьянский сын. По пеньям ори, по кореньям ори (волог.); Не поддержали Василья Буслаевича Ни пенья, ни колодья, ни двери белодубовы; Через дубье-колодье конь да перескакивает (онеж.); пень-колода 'о тупом, непонятливом человеке' (орл.). Характерно, что в собраниях народных пословиц XVIII в. записано наше выражение и в форме пень да колода валить (волог.). Характерна и иркутская поговорка Бедному всё пень да колода, и пек. ни в пень ни в колоду 'никуда не годится'.


Такой материал показывает, что еще до образования фразеологизма через пень колоду его компоненты уже были тесно связаны «биномными» отношениями. Семантически они воспринимались как синонимы, усилительно обозначая какую-то большую помеху, непреодолимое препятствие, труднопроходимое пространство. Вот почему первоначально сочетание этого бинома с различными предлогами обозначало именно передвижение с преодолением препятствий. Следы такого семантического развития нашего оборота находим в некоторых славянских диалектах — например, через пень-колоду 'о медлительном, неповоротливом человеке' и гродненском скакаць цераз пень на калоду: «Я вжё давно в хаті був, а Юрко хоть і молодший, та як той рак через пень-колоду —до заходу сонця додибав». Ср. также предложные конструкции типа смол, как на пень узъехал 'лишился ума', бел. чыраз пень у калоду, за колодзем не можно пройци, ни проехаць. Показательно в этом плане и то, что у И. И. Носовича наш оборот подан в более развернутой форме — цераз пень, цераз калоду валіць без уходу. К ней современные белорусисгы и относят более сокращенный вариант (Лепешау 1981,28). Это без уходу — симптоматично, ибо еще раз подчеркивает прямую связь бинома пень колода с передвижением, а не с рубкой леса.


Экскурс в историю русского языка и диалектные формы позволяют объяснить маловажное, на первый взгляд, разночтение в правописании нашего оборота. Мы уже видели, что и в русской, и в белен, русской орфографической традиции его можно писать и как черег пень колоду, и как через пень-колоду. Последнее написание — отнюдь не случайный правописный огрех или вариация, ибо его после-: довательно воспроизводят многие писатели. Оно — вырубленный орфографическим топором след первоначального образа нашего выражения.


История его, следовательно, такова. Сначала в народной речи и в памятниках письменности активизировалось парное словосочетание пень и (да) колода, которое с течением времени стало употребляться переносно о непреодолимом участке пространства, затем—о трудностях, препятствиях. Соединение с предлогом через поэтому первоначально значило 'преодолевать трудные, непроходимые места'. Включение в сочетаемость оборота глагола валить привело к переосмыслению он начал пониматься как переваливание колоды через пень.


Историко-этимологический анализ, таким образом, как будто дает возможность примирить гипотезы С. В. Максимова и авторов «Опыта этимологического словаря русской фразеологии»: первый этап развития оборота шел по первому семантическому пути, второй — по второму.


Признавая это последовательное развитие мотивировки оборота, надо сделать, однако, существенное уточнение: он никоим образом не восходит ни к профессиональной речи «заблудившихся охотников» или «потерявшихся грибовников» (С. В. Максимов), ни к речи «лесорубов, заготовителей дров» (H. М. Шанский и др.). Выражение через пень колоду — древнее напоминание об одном из забытых способов обработки пахотной земли нашими предками— о подсечно-огневом земледелии. Отнюдь не для «заготовки дров», а для расчистки новых лесных территорий под пашню им приходилось валить колоды и выкорчевывать пни. Нелегко было и заниматься таким делом, и пробираться через такое «неудобье». Тяжелый, неблагодарный и достаточно примитивный труд этот и породил выражение валить через пень колоду.


« На четыре стороны или на четыре ветра?
» Зачем вешать нос на квинту?