Что такое бзик
rss

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites


Какой у кого бзик?


Выражение с бзиком в довоенном четырехтомном "Толковом словаре русского языка" под редакцией Д. Н. Ушакова уже отражено в виде контекстной иллюстрации к слову бзик (бзык) 'странность, ненормальность, причуды': "Человек с бзиком". Здесь же слово бзик характеризуется как разговорное и областное.

Словарь С. И. Ожегова и Малый академический словарь (2-е изд.) узаконивают сочетание с бзиком, причем второй словарь иллюстрирует его и примером из современной литературы:

" Отец чудак был, с некоторым бзиком" (В. В. Конецкий. Кто смотрит на облака).

В разговорной речи слово бзик или бзык можно услышать как в свободном употреблении, так и в составе устойчивых оборотов бзик нашел (напал), бзык заиграл и т. д. Писатели используют их обычно как речевую, чаще всего просторечную, характеристику персонажа:

"Геннадий :...Встречаю я, представляешь, себя самого. Рост, фигура, пальто, голос. Одним словом я. Бродил целую ночь за собой. Потом у доктора: нервы. Уехал в Ригу. Поступил пианистом в кабак, сочинял фокстроты. Чудесно зарабатывал, и все великолепно. Дубравин (недоумевая): Галлюцинация, что ли? Геннадий: Вроде этого. Бзик. Пустяки" (Б. Ромашов. Огненный мост);

"Оськи Лямкииа, свата моего, телок месяцев пятн, черный, большой. Бзык заиграл и в церковь ворвался" (А. С. Новнков-Прибой. Цусима); " Тут-то, господин вахмистр, и нападает на скотину бзык" (М. А. Шолохов. Тихий Дон).

Как видим, обороты бзык заиграл и бзык напал на кого-л. могут относиться и к человеку, который начал вести себя странно, сумасбродно, и к животному. Такое единство семантической характеристики не случайно: этимологи связывают значение слова бзик 'странность, причуда' с его исходным значением - 'слепень, овод' и далее - 'рев и беготня скота от овода', 'беспокойное поведение' (Фасмер I, 164; ЭСРЯ I, вып.2, 113). Первичность "энтомологического" значения несомненна, поскольку слово бзик (бзык) образовано от звукоподражания bzi- / bzy- (ср. жук и жужжать, букашка и букать). Следовательно, развитие значения шло, как полагают этимологи, по линии 'слепень, овод' - > 'беготня скота от укусов овода' - " 'беспокойное поведение животного или человека' - " 'странности, причуды в поведении человека'.

В целом такая линия семантического развития верна. Она, однако, излишне "материализована" и не учитывает некоторых языковых нюансов, существенных для историко-этимологического толкования слова бзик и фразеологизмов, образованных на его основе и, в свою очередь, обогативших это слово семантически.

Словарь под редакцией Д. Н. Ушакова, Малый академический словарь и Этимологический словарь русского языка под редакцией H. М. Шанского трактуют слово бзик как заимствование из польского, считая тем самым, что отмеченное выше семантическое развитие произошло именно в языке-источнике. Действительно, пол. bzik имеет значение 'причуда, странность', a bzyk 'жужжание'. При этом, однако, авторы польских этимологических словарей А. Брюкнер и Фр. Славский считают это слово исконно общим для западных и восточных славян и возводят его непосредственно к bziknąć, bzyknąć 'об оводах, которые, жужжа, приводят скот в беспокойное состояние'. Известный же знаток польского фольклора акад. Ю. Кржижановский связывает это слово непосредственно со звукоподражанием bzu. Характерна при этом и фразеологическая перекличка русского и польского языков: ma bzika 'у него бзик, причуда, странности' соответствует рус. на него бзик нашел (напал). Показательно, что в литературном польском языке эти выражения имеют тоже относительно позднюю фиксацию не ранее 1860 г.

Исконность слова бзик и соответствующих выражений в нашем языке легко подтвердить, обратившись к данным русских диалектных словарей. Они фиксируют его на разных территориях России, прежде всего - в южнорусских, среднерусских и смешанных сибирских говорах. По данным "Словаря русских народных говоров", в значении 'приступ неистовства, необузданной ярости у скота из-за сильной жары и укусов оводов' слово бзык (бзик) записано в пензенской, псковской, смоленской, астраханской, донской диалектных зонах, причем записано во многих случаях еще в XIX веке. Отражено оно и словарем В. И. Даля, который отмечал его как пензенское в значении 'рев и беготня скота, коров, от овода и жара' и приводил ряд глагольных образований от того же корня - бзырить, бзырять, бзыриться 'о рогатом скоте: рыскать в знойное и оводное летнее время, задрав хвост, реветь; беситься" метаться'. Приводится здесь и синонимический ряд зык, бызы, строка, дрок.

Связь звукоподражания, наименования слепней и реакции скота на жужжание и укусы этих насекомых хорошо демонстрирует запись одного из таких слов - бызз - этнографом В. К. Магницким в Уржумском уезде Вятской губернии 1882 г.: "Таким звуком дети пугают летом лежащих коров, вызывая в них представление о присутствии надоедливых паутов (слепней); заслышав бызгание, коровы вскакивают и, задрав хвосты, мчатся, чем и доставляют удовольствие детям" (СРНГ 3,341). Не случайно поэтому и слово бзык, и многае его звукоподражательные синонимы обнаруживают своеобразный синкретизм значения. Так, южнорус. дзык обозначает и 'мошкару, оводов, мух, от которых бесится летом скот', и 'время года, когда мошкара, оводы особенно сильно кусают скот', и 'волнение, буйство скота от оводов и жары'.

Учитывая такой синкретизм, можно понять смысловую логику соединения слова бзик (бзык) с глаголами или с предлогом с. Сочетания бзык нашел (напал) первоначально в народной речи имели конкретное значение, характеризуя слепней, кусающих скот и доводящих их своими укусами до бешенства. Такое употребление и отразил, как мы видели, в "Тихом Доне" М. А. Шолохов, именно так различные варианты этого выражения используются в современной диалектной речи разных районов:

"Напал бзык, говорили, на коров, от жару они бесются и паугы их облепют" (новосиб.); "На телят и коров нападает ззык" (ворон.); "Джудра (овод. В. М. ) напала. Корова на месте не стоит, вся изджудрилась" (урал.); "Зык идёт в май месицы, скатина зыкаить, казяфка шпигущая кусаить иё, ана хвост задираить и пашла дамой, нихто ни удержыть, хоть и вирхом диржы. Бяжить ф халадок, ф станицу" (дон.); "Сянни нъ кароу бзик напау, дужа ванни их кусали" (смол.).

Образ обезумевшего от слепней животного столь ярок, что он не мог не стать в народной речи метафорой, характеризующей и человека: В некоторых говорах эти два употребления бытуют одновременно. Так, даже в пределах одной деревни бзык нашел (напал) употребляется по отношению и к человеку, который отказался от кого- либо, чего-либо, рассердившись, и к животным, которые убегают, спасаясь от насекомых (Андреева 1978,42). Ср. также сиб. нашёл бзык на кого 'беспричинно рассердился' или ворон, зук находит 'о состоянии беспокойства':

"От мужик, твою мать, опять нашёл на него бзык, лается и лается, опохмелиться надо" (ФСРГС, 12); "На рибёнка зук находя, кричить што есть магуты" (ВФ VI, 273).

Подобную семантическую двойственность можно отметить и для белорусских оборотов бзык (зык) напау ťo неожиданно рассердившемся, заупрямившемся человеке', зафиксированных еще в XIX в. Они сохраняют связь слова зык (бзык) с беспокойным состоянием скотины от укусов слепней, о чем свидетельствует пословица Корову бъютъ за зык, а бабу за язык.

Переключению сферы употребления оборота бзик нашёл из описания поведения животного в экспрессивную оценку поведения человека способствовала весьма активная для восточнославянских языков фразеологическая модель, в которой существительное имеет абстрактно-психологическое значение: блажь нашла, дурь нашла на кого 'кто-л. стал вести себя странно, с причудами', ср. у рал. блазнь нашла на кого 'кому-л. что-то привиделось, померещилось', латв. глум нашел на кого кто-л. стал сумасбродным, чудаковатым'; влад, голмяно нашло на кого 'кто-л. впал в тяжкое душевное состояние, сопровождающееся приступами гнева, скорби, безумия'; диал. диконькое нашло на кого 'кто-л. стал умопомешанным, психически ненормальным'; свердл. дур нашел на кого 'кто-л. начал сумасбродствовать', мана находит на кого 'кому-л. что-то видится, мерещится', столбняк нашёл на кого 'кто-л. остановился в недоумении'; бел. шал нападает на кого 'кто-л. становится очень раздражительным' и т. д. Ср. широко известное в речи на него находит, представляющее "сгущенный" вариант таких оборотов.

Все эти народные выражения, как видим, относятся исключительно к человеку. В эту модель вливались поэтому различные существительные, первоначально не имевшие абстрактно-психологического значения, но относящиеся к сфере духовной жизни человека. Историю одного из таких выражений - стих нашел 'кто-л. поддался ка- кому-нибудь настроению' - детально описал В. В. Виноградов, показавший, что, несмотря на заимствованный характер слова стих (греч. stichos 'стихотворение'), вся семантическая структура выражения и данного слова "овеяна народным духом, народным миропониманием" (Виноградов 1971,164). Стих в народном употреблении стал обозначать 'заговор', особенно такой, с помощью которого на человека насылается порча. Народный оборот бзык нашел, несмотря на кажущуюся семантическую удаленность его стержневого слова от стих 'заговор', сходится теперь с выражением стих нашел по переносному значению. Любопытно, что слово, этимологически близкое к бзык, - озык в народной речи имеет также значение 'сглаз, порча' или вообще 'болезнь с наговору злого знахаря', по характеристике В. И. Даля, который приводит и сочетания с этим словом с озыку сталось, озык наслан.

Как видим, прозаическая, на первый взгляд, метафора, связанная с укусами оводов, неожиданно обнаруживает связь с суеверными представлениями о порче и сглазе.

Еще более глубоким оказывается мифологический подтекст оборота сбзыком. Чтобы этот подтекст обнаружить, нужно сопоставить русское выражение с аналогичными оборотами других языков.

О том, что оборот с бзыком устойчивое, а не свободное словосочетание, свидетельствует прежде всего его стабильная фиксация в разных народных говорах: "Манька - деука с бзикъм у нас, любой номир выкинить" (смол.); "Ана з децтва з бзыкам" (дон.) и т. д. Ср. также бел. быць с бзыком 'иметь причуды, странности в поведении'. С бзыком буквально соотносится с уже упоминавшимся польским ma bzika.

На первый взгляд, переносное значение русского, белорусского и польского оборотов вытекает из переносного значения слова бзик (bzik) - 'причуда, странность'. Так, как мы видели, и расшифровывают этот оборот авторы словарей: у него бзик 'у него причуды, странности'. Языковые факты, однако, заставляют усомниться в такой расшифровке.

В "Смоленском областном словаре" В. Н. Добровольский к слову бзик 'странность, недочет в умственных способностях' приводит любопытный вариант нашего выражения - у яго в голове здоровый бзик сядить. Он мог бы показаться окказиональным, если бы не польский оборот ma bzika w głowie (букв, 'у него бзик в голове'), который фиксируется с 1861 г. многими источниками. Другие варианты этого выражения - ma maleńkiego bzika 'у него маленький бзик', та tęgiego bzika 'у него здоровенный бзик', та srogiego bzika 'у него свирепый бзик'; Każdy та swego bzika 'У каждого свой бзик' - заставляют еще больше усомниться в том, что bzik здесь обозначение абстрактного психологического качества человека. Скорее всего, перед нами конкретный, хотя для современного человека и довольно странный образ "у него овод в голове", "он с оводом в голове".

С точки зрения индоевропейской мифологии, этот образ, однако, весьма логичен. По суеверным представлениям именно в слепней, мух, жуков или других насекомых мог оборачиваться дьявол, проникая спящему человеку в нос, рот или ухо и тем самым делая его бесноватым.

В русском просторечии бытуют выражения с мухами в носу или с тараканами в носу, характеризующие чудаковатого, с причудами человека. Они соответствуют бел. з мухамі [ý галаве] или мае мухіу носе, пол. ma muchy w nosie ('y него мухи в носе'), чеш. má v hlavě mouchy ('y него в голове мухи') 'у него причуды, странности', болг. влязла му муха в главата ('ему в голову влезла муха') 'его беспокоит какая-то навязчивая мысль', с.-х. имати мухе у глави 'быть придурковатым, чудаковатым, глуповатым'. В конечном счете, как показал в специальном очерке В. В. Виноградов, такие мифологические ассоциации привели к образованию русского фразеологизма подмухой ибо состояния опьянения и сумасшествия, чудаковатости весьма близки друг другу.

Характерно, что оборота со словом муха имеют и другую структуру типа бзик нашел (напал). Ср. какая его муха укусила, бел. шаленая муха укусіла за вуха и кашуб, gzik go kęsił ('его укусил овод') и ma gzika ('y него овод') 'не все дома у кого-л.'. Это еще раз свидетельствует о тесной связи выражений бзик нашёл и с бзиком (в голове).

О. А. Терновская, подробно исследовавшая представления, связанные с моделью мухи в голове у всех славянских народов, верно подчеркивает, что обороты такого типа "метафоризируют максимально длинный рад разнообразных внутренних состояний и настроений человека. С их помощью говорят о глупости, сумасшествии, упрямстве, безрассудстве, легкомыслии, капризе, опьянении, гневе, коварстве, тайных замыслах, смелости, отваге, хитрости, уме, сообразительности, состоянии перед смертью, колдовском знании, поглощенности настроениями, связанными с навязчивыми, подстрекающими, тяжелыми, дурными, грустными и т. п. мыслями... Этот ряд можно представить себе как основывающийся на оппозиции глупости и ума в архаичном значении последнего понятия с акцентированием ее эмоционального аспекта. Причем понятие опьянения, на первый взгляд, позднее и вторичное, по существу, органически входит сюда как относящееся к средству эмоционального возбуждения (водка кровь сатанина)" (Терновская 1984, 122).

Фразеологические следы подобных суеверных представлений остались во многих языках. Вот лишь несколько наугад выбранных выражении: бел. мае чмялі у носе (букв, 'у него шмели в носу') 'пьяный', мае фомфры у носе ('y него мухи в носу0 'капризный'; укр. (харьк.) від горілки гудуть джмелі в макітрі (голові) 'о пьяном'; пол. ma gzika (bąka, owady) w głowie ('y него овод в голове"), ma fąfry w nosie ('y него мухи в носу'), ma sierszenie w nosie ('y него шмели в носе'); чеш. má v hlavě cvrčky ('y него в голове сверчки'), má komáry v hlavě ('y него комары в голове'); нем. Grillen im Kopf haben ('иметь в голове сверчков, кузнечиков'), Raupen im Kopf haben ('иметь в голове гусениц'), Motten im Kopf haben ('иметь в голове молей'), Mucken haben [im Kopf] ('иметь [в голове] комаров'); фр. avoire l'araignée [dans la tête] ('иметь паука [в голове]'); англ. to have a bee in one's bonnet ('иметь пчелу в шляпке') и т. п. Показательно при этом, что многие энтомологические наименования - подобно рус. бзик - в соответствующих языках отрываются от фразеологизмов и употребляются в самостоятельном значении 'странность, чудаковатость, капризность'. Таковы, например, немецкие слова Grille 'кузнечик, сверчок' и 'причуды, каприз', Miicke 'комар' и Mucke 'каприз, причуда, норов', Motte 'моль' и 'причуды, каприз' и т. п. Все эти обороты и произведенные от них слова имеют значения, сводимые к характеристике странного, чудаковатого и капризного человека такого, на которого "находит".

Такие обороты могут быть легко поняты нами благодаря близости мифологических ассоциаций русских "бзыков" или "мух" с немецкими "сверчками", "комарами" или "молями". Во всяком случае догадаться, что человек, у которого "сверчки в голове" или "комары в голове", не совсем "того", можно. Иное дело, если структура выражения с тем же образом иная. Тогда приходится специально комментировать его. Так сделал, например, западногерманский публицист Фридрих Хитцер, опубликовавший 18 января 1985 г. в "Правде" свою острую политическую статью "А как с уроками прошлого?". Он начинает ее с комментария переведенного им дословно немецкого оборота]-т die Wûrmer aus der Nase ziehen 'выковыривать у кого- либо из носа червей':

"Старые оборогы речи порой бывают тяжелы и грубы, как, к примеру, немецкое выражение "выковыривать из носа червей". Но это дословный перевод. На самом же деле оно означает: выпытывать у кого-ннбудь тайну, вынуждать к признанию. В позднем средневековье многие люди верили, что причиной человеческого безумия являются черные демоны, которые, приняв образ червей, поселяются в теле несчастного. Знахари зарабатывали на этом суеверии. На городских и деревенских ярмарках они делали вид, что лечат больного, будто бы вытаскивают через нос червей, сидящих у него в мозгу. Трудно сказать, каким образом, с помощью каких фокусов им удавалось дурачить зрителей. Но шарлатаны не жалели усилий. Ведь деньги им платили вперед.

Я вспоминаю о них всякий раз, когда слышу, как определенные политические деятели и военные из НАТО повторяют вот уже год на всех митингах и собраниях одно и то же: "Вы только не мешайте нам! Когда у нас будет достаточно "Першингов-2" и крылатых ракет, мы запросто выковырнем у русских червей из носа добьемся от них всего, чего нам надо". К сожалению, этот "фокус" не так уж безобиден для людей, как "врачевание" средневековой поры".

Как видим, несмотря на причудливость образа этого немецкого выражения, оно связано с теми же мифологическими ассоциациями, что и русский оборот бзык нашел.

В формировании современного значения слова бзик 'странности, причуды', таким образом, сыграли большую роль фразеологические сочетания, от него образованные. С одной стороны, это значение формировалось в сочетании бзик нашел (напал), первоначально характеризовавшем обезумевшего от укусов овода животного, а потом - рассерженного, выведенного из себя человека.С другой стороны, оно отразило ассоциации, рожденные оборотом с бзиком в голове, восходящие к древним суеверным представлениям о причинах сумасшествия и странного поведения. Так конкретно-вещественные наблюдения над окружающими явлениями и их мифологическое переосмысление слились в единый семантически узел.

Нем.у-m die Wurmer aus der Nase ziehen и рус. с бзиком выражения, сомкнутые единой мифологической цепочкой. Их мифологическая подоплека сейчас уже не ощущается ни немцами, ни русскими. Не случайно немецкие слова Grille (букв, 'кузнечик'), Mucke (ср. Mucke 'комар), Motte ('моль') сейчас означают 'каприз, причуда' точно так же, как и русское слово бзик. В словарях их часто отражают как омонимы, подчеркивая тем самым непроходимую пропасть между их "этимологическим" прошлым и "психопатологическим" настоящим. Порвав со своим исходным мифологическим образом, выражение с бзиком - как и его многочисленные разноплеменные собратья - продолжает сохранять, однако, в своем значении некую таинственную "чудь", накладывающую свой отпечаток на его современное употребление.


« Что такое гак?
» Куда же попал кур?