Как собак нерезанных
rss

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites


Как собак нерезанных

Нерезаные собаки

- Посмотрим, посмотрим,, - неопределенно пообещал Глеб. - Кандидатов сейчас как нерезаных собак.

В. М. Шукшин. Срезал

Второй случай - история сравнения как (что) собак нерезаных 'о множестве народа'. Выражение это просторечное, с явно подчеркнутой иронично-пренебрежительной оценочносгью обозначаемого им множества. Это не просто много людей, а много - малозначительных (с точки зрения говорящего, разумеется) лиц: "Эко-он, важная птица! В Петербурге исправников этих как собак нерезаных" (А. П. Чехов. Капитанский мундир); " - Сочинитель? - переспросил он. - Который? - А вон этот, что нос-то набалдашником и один глаз на вас косит. Здесь этих сочинителев, что собак нерезаных" (Н. А. Лейкин. Наши забавники); "Они тебе не компания. Ты им хозяин, они твои слуги, так и знай. Они дешево стоят, и их везде как собак нерезаных" (М. Горький. Фома Гордеев); " - Почему сошел с ума, - возразил Таратура. - Сейчас президентов как нерезаных собак" (П. Багряк. Месть).

Практически во всех этих контекстах ощущается пренебрежение, большое неуважение к тем, кого этим сравнением характеризуют. Очень редко, даже, пожалуй, ошибочно употребляют его в отношении каких-либо объектов: "Обойти бы его стороной, да не выйдет, весь локатор в светлячках: айсбергов справа, как собак нерезаных" (В. Санин. Трудно отпускает Антарктида. - Знамя, 1977, № 5, с. 16). Редкость и ошибочность такого употребления понятна: ведь оборот как собак нерезаных прозрачен по образности, которая и соотносит его с одушевленными существительными, а не предметами, как, скажем, в синонимичных сравнениях типа как песку морского или как звезд на небе.

Понятность образа, впрочем, оспаривается лингвистами. Причем если образ собаки не вызывает споров, то по поводу понимания слова нерезаный есть особое мнение.

Фразеологи объясняют значение причастия в этом обороте весьма специально. "Нерезаный - не кастрированный, - пишет В. М. Огольцев; - исходный образ: множество некастрированных собак вокруг самки" (Огольцев 1984,133). Здесь, собственно говоря, повторяется толкование М. И. Михельсона, который в своем собрании фразеологизмов расшифровывает наш оборот словами "так много, как собак-самцов около самки" и приводит народное слово нерез 'свиной самец, кабан (не боров)' (Михельсон 1901-19021,402).

Можно ли принять столь нетривиальное объяснение?

Рассмотрим, прежде чем ответить на этот вопрос, языковые факты. Перед нами - иной тип развития сравнительного оборота, чем в случае с выражением как заведенный. Здесь, в отличие от последнего, и существительное, и определяющее его прилагательное остались на прежних местах. Что, однако, первичнее: форма с определением или форма без определения - как собак, которая также употребляется в русском языке в качестве пренебрежительно-оценочной характеристики множества людей?

В. М. Огольцев отвечает на этот вопрос в пользу выражения как собак нерезаных, считая сочетание как собак "неполным вариантом этого сравнительного оборота" (Огольцев 1971,73).

При таком подходе смущает присутствие других вариантов нашего сравнения, которые, кстати сказать, явно не укладываются в расшифровку причастия нерезаный как 'кастрированный': как собак небитых, как собак недобитых, как собак невегианных. Последний оборот употреблялся и в литературном языке прошлого века: "Да при десятке миллионов ей стоит свистнуть, так мужей с левой стороны набежит как собак невешанных" (А. А. Соколов. Тайна). Аналогичные факты можно найти и в других славянских языках. В сербохорватском языке, например, есть сравнение има кога као кусих (куса-тих) паса, стилистически точно соответствующее нашему. Прилагательное куси или кусати здесь значит 'бесхвостый, куцехвостый'. Недобитый, небитый, невешанный и, наконец, "бесхвостый" - все это признаки уличных собак: бездомности, бесполезности, пригодности разве что к уничтожению. Нерезаный 'кастрированный' вступает в противоречие с этой характеристикой, да и с простой логикой сравнения. В самом деле: кому придет в голову кастрировать бездомных собак? А если и найдутся такие охотники, то вряд ли множество будет исчисляться именно по этому признаку.

Важно, что активная вариантность определения к слову собака заставляет по-иному посмотреть на соотношение сравнительных оборотов с определением и без него. Вряд ли, скажем, сербохорватское выражение могло развиться из русского оборота о нерезаных собаках. Видимо, и русские сравнения с невегиаиными, небитыми и недобитыми собаками - лишь варианты оборота без определения: как собак.

На его большую древность и широкий диапазон распространения указывают факты разных славянских языков. Так, в чешском, словацком и польском языках нет определительных оборотов, но есть краткий: je koho jako psů, ako psov, jak psów. Есть подобная форма сравнения, между прочим, и в русском литературном языке - причем встречается уже давно, о чем свидетельствует язык классиков;

"Устинья Наумовна:...У тебя ведь, чай, знакомых-то по городу, что собак" (А. Н. Островский. Свои люди - сочтемся); "Дом - полная чаша, прислуги, как собак, а жены нет, управлять некому" (А. Чехов. Женское счастье); "Иван Иванович оделся, взял в руки суковатую палку от собак, потому что в Миргороде гораздо более их попадается на улице, нежели людей, и пошел" (Н. В. Гоголь. Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем).

Все эти факты показывают, что вариант как собак нерезаных вторичен. Это - развертывание более известного и древнего сравнения как собак. Различные определения появляются позже и - это обычно для сравнительных оборотов - лишь усиливают уже заданную всей конструкцией экспрессивность, оттеняют ее.

Ясно и то, что толковать причастие нерезаный как 'кастрированный' здесь нельзя, ибо это вступает в противоречие с целым рядом других определений. Нерезаный - это примерно то же, что и неве-ьианный или недобитый, т. е. относится к глаголу резать в значении 'убивать чем-то острым'. Это подтверждает, между прочим, и другое популярное русское сравнение - кричать (визжать, орать) как резаный, где речь идет явно не о кастрированной собаке, а о животном, которого закалывают.

Несколько слов можно сказать и о правописании нашего выражения. В Большом академическом словаре, в собрании М. И. Михельсона и других более старых источниках оно приводится с двумя и: как собак нерезанных. Во "Фразеологическом словаре русского языка" под редакцией А. И. Молоткова, "Русско-литовском фразеологическом словаре", словаре В. М. Огольцева и Малом академическом словаре - в форме как собак нерезаных. При этом в последнем словаре причастие резанный от резать кодифицируется с двумя н, а резаный в значении 'подвергшийся резке, разрезанный на куски' - с одним. Несмотря на это противоречие, видимо, следует принять уже сложившееся в последнее время написание с одним н. Во-первых, в составе сравнительного оборота причастие нерезаный уже приобрело устойчивое качественное значение, т. е. стало почти прилагательным. Во-вторых, существование сравнения кричит как резаный, кодифицированного именно в таком написании, требует и здесь унификации.

Как видим, история сравнительных оборотов как заведенный и как собак нерезаных различна. В первом случае развитие шло от большей единицы к меньшей. Во втором - от меньшей к большей. Но в этой истории есть и одно общее: авторы "популярных" версий о происхождении этих двух оборотов с излишним доверием приняли историко-этимологическую интерпретацию своего предшественника М. И. Михельсона, собрание которого, несмотря на обилие богатого и яркого материала по русскому образному слову, Б. А. Ларин справедливо назвал в свое время "сборником средневековых анекдотов". Для опровержения исторической анекдотичности и нахождения исторической истины необходимо прежде всего сопоставление русского материала с близкородственным славянским.


« Кто такой зюзя
» Что такое гак?