Ни зги не видно
rss

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites


Какой зги не видно?

Если не подтверждают, то, как кажется, и не могут отвергнуть ее полностью. В сущности, даже "паремиологический аргумент", который как будто полностью соответствует интерпретации зги как 'дорога, тропа', не противоречит "искровой" версии. Характерна в этом отношении постоянная "перекличка" слова слепой со словом свет и его синонимами: Слепые... и свету не видим (Даль IV, 228); Он слеп, только лунь видит (лунь - 'тусклый свет, блеск, белизна' - Даль II, 273; ср. новг., перм. 'тусклый свет, отблеск', перм., урал., пек. 'луна; лунный свет - СРНГ17,197) и т.п. Такие примеры находят аналогию и с теми употреблениями слова зга, которые могут быть расшифрованы именно на основе семантики 'свет', 'искра' и т.п.: не взвидеть ни зги; ряз. не видать зги божьей, зги божьей не видать; смол. Чтоб мне божьей зры не видать! ( зра - из згра, искра - СРНГ 11,346). Кроме того, в русских диалектах (например, в рязанских) слова згшка, зг точка фиксируются именно в значении 'искра', 'искорка' (СРНГ 11, 227). Ср. лит. zaiga 'мерцание, сияние', связанное с zvaigžnu 'мерцающая звезда' и т.п. Фонетически, возможно, связь зга и 'искра' находит подтверждение в близости к ряду слов, образованных от корня * žbg-/ * žeg-, которому этимологи уже уделяли внимание, типа рус. диал. жига 'огонь', пек. 'горячо' ("Лёша, жыга, ни абарись" - КПОС), диал. жигочка 'огонёк', жижа 'огонь'. Ср. пек. дать жигу кому 'ударить кого-л,; задать жару кому-л.' (КПОС), пек. жгёный 'жжёный', згага и изгага 'изжога', згага 'надоедливый человек', зазга 'забота', зазіть 'зажечь' (КПОС), смол, зажга 'подстрекатель', зажгать 'зажечь' и др. Некоторые из них, например изгага, имеют широкие параллели в славянских языках и диалектах (укр. згага, болг. згага, словен. zgiga и другие производные праслав. *iz-gaga, связанные с *gego > *žego - ЕСУМ II, 252-253). Важно учесть также примеры, где близкие (возможно) по происхождению слова развивают фразеологические связи, сходные ç оборотом ни зги: диал. ни жужла 'ничего', ни жугли нет 'ни души' и т.п. Ср. пол. do źgna 'полностью'; zla skra namacal go po skrach и словацк. žeh 'поджог' и т. п.

В пользу "искровой" расшифровки слова зга в нашем выражении свидетельствует и ряд оборотов, где темнота, "невидимость" символизируются именно световыми образами: нет ни огонечка 'все темно' (Даль И, 644), "Не видели... ни приютной кровли, ни огня" (Мережковский), укр. не видно ні світа, ні неба 'абсолютно ничего не видно', пек. ни видак&никакова 'никакой видимости' (КПОС) и т. п. Этот образ постоянно сопровождает оборот ни зги в литературно-художественном, особенно в поэтическом употреблении.

Известны и другие этимологические расшифровки выражения ни зги, также не лишенные своей внутренней логики. Одной из популярных и ярких по "национально-русскому" колориту является объяснение его в связи с рус. диал. зга 'кольцо на дуге конской упряжи'. Логика такого предположения вполне понятна: при плохой видимости, в темноте и при непогоде ямщик не мог разглядеть даже такой зги. Правда, в этой логике, при ближайшем рассмотрении, оказывается один изъян: во время поездки кольца на дуге ямщику не видно и в ясную погоду, да и нет необходимости его рассматривать. Сторонники этого толкования (с фонетической стороны безупречного), однако, находят объяснение и этому. Поскольку распрягать и запрягать коня приходилось в любое, даже самое плохое время (темную ночь, ненастье), то и возникала необходимость увидеть эту згу - 'кольцо на дуге' (Татар 1983, 91-98; 1992, 98-99; Варбот 1984, 140; Аляхнович 1996, 111).

Мы уже видели, к какому выводу пришел в своем докладе на этимологическом семинаре Ю. В. Откупщикова Г. И. Магнер. Его гипотеза была также вполне убедительна не только с точки зрения здравой логики, но и по тем этимологическим параметрам, которые для убедительных интерпретаций требует проф. Ю. В. Откупщиков в своих трудах: фонетическая, словообразовательная, синтаксическая и семантическая изоморфносгь. Признавая для слова зга исходной форму стега, докладчик, отвергнув другие (известные ему) версии, задал вопрос: "А не имело ли слово стега какого-либо другого значения?"

Его собственным ответом на этот вопрос стало возведение слова стега во фразеологизме к глаголу стегать 'погонять коня хлыстом\ Тем самым первоначальное значение этой лексемы - 'хлыст' (т.е. та, чем стегают лошадей)', ср. сохраненное народной речью слово стежок именно в этом значении. По мнению Г. И. Магнера, слово стега в реконструированном им значении забылось потому, что было вытеснено его омонимом стёбка. Однако следы его сохранили другие индоевропейские языки: лат. stiga, stiba 'хворостина' и steigt 'спешить, торопить', staigytis 'спешить', stiebrs 'ствол, стебель'; литовск. stiebas 'ствол, стебель', staibiai 'столбики, стеблинь!'; фр. tige 'стебель' и т.п.

Во фразеологическом преломлении эту семантическую логику Магнер подтверждал такими языковыми "перекличками", как с.-х. ни прет се пред оком не види (букв, 'не видит перед глазом и собственного пальца') и чеш. ani zbla (nevidět) (букв, 'не ввдеть ни стебля') и др. И действительно, для последнего примера современные слависты признают такую внутреннюю форму вполне убедительной. "Идиома ani zbla (nevidět) является в современном чешском языке абсолютно немотивированной, - пишет Л. И. Степанова. - Этимологи возводят компонент zbla к stéblo 'стебель' (stbla > zdbla > zbla). В словаре (имеется в виду средневековый сборник чешских паремий Я. Благослава. - В. М.) зафиксирован промежуточный этап фонетической эволюции этого слова: někdo se sblem zákule (букв, "кто-то может и стеблем заколоться"), подтверждающий правильность этимологии ФЕ ani zbla (nevidět)" (Степанова 1994,91). В славянских языках можно найти и другие примеры, косвенно подтверждающие такое толкование. Так, с.-х. Gdje nema mladica, пета ni stabla в какой-то мере расширяет ареальные границы чешского оборота (ср. также пол. źdźbło (źdźiebło) 'стебелb' и другие славянские параллели этого слова), а рус. диал. (смол.) Ни дари, да стяблом вочы ни кали и и кормить, и стяблом вочы колить (Добровольский 1894,24) и чеш. диал. (морав.) tma, že do ní může postavit hůl (букв, 'такая тьма, что в нее можно палку поставить'), tma, že by tam ani hůlky nevstrčil (букв, 'такая тьма, что туда и палки не всунешь) (Zaorálek 1963, 130) ассоциативно связывают "стеблепалочный" образ с такими выражениями, характеризующими абсолютную темноту, как хоть глаз выколи (коли), имеющими глубокие корни в народной речи (ср. горьк. ткни в глаз не видать 'совсем не видно'). Правда, при такой ассоциативной расширенности теряется предельная конкретика реконструированного Магнером д ля слова зга значения 'ветка, прут, какими погоняли лошадей'.

Итак, перед нами - целая палитра ярких, логичных и в целом лингвистически приемлемых расшифровок первичного образа идиомы ни зги не видно. Какую же из них выбрать как наиболее достоверную?

Методом от противного, как мы видели, можно было уже при рассмотрении основных гипотез отсеять некоторые периферийные, например, связывающие выражение с диал. мзга 'туман', 'сырая, промозглая погода', 'мелкий дождь'. При строгом семантическом пересмотре окажется, пожалуй, отсеянной и версия, трактующая зга как 'кольцо надуте конской упряжи'. Во-первых, узкое распространение этого слова в народно-терминологическом значений в диалектах (в значении 'кольцо у дуги, через которое продевают повод ббрати' оно зафиксировано лишь в псковских и вологодских говорах - СРНГ 11,226) противоречит его общеизвестности в составе фразеологизма. Во-вторых (что особенно усиливает сомнения в истинности данной гипотезы), оно никак не увязывается с древнейшими, как мы видели, употреблениями оборота ни зги не видно в русских пословицах, где ни зги не видят... слепые. Предполагать, что слепые могли быть ямщиками, - явный алогизм, к тому же контекст пословиц ясно свидетельствует, что речь в них идет не о поездке на лошадях, а о медленном и осторожном пешем передвижении: Слепец слепца водит - оба ни зги не видят; Слепой слепого водит, оба зги не видят; Слепой слепца водит, а оба зги не видят и т.п.

Паремиологическая логика опровергает, как кажется, и весы ма остроумную версию Г. И. Магиера, прозвучавшую на памятном семинаре в 1975 г. Ведь если зга - 'ветка, прут, какими погоняли лошадей', то пословица о слепых также теряет свой смысл. Тем более что, как мы видели, эта пословица издревле имела такие варианты, как Слепой слепцу глаз колет, а сам зги не видит; Слепец слепцу глаза не колет, а оба зги не видят и т.п., которые ясно свидетельствуют об ином образном содержании зги: даже если и предположить, что здесь слепцы колят друг другу глаза именно згой - стегой, то этот прут явно не предназначается для подстегивания лошадей. Другое дело, если зга в данном случае - 'ветка', 'палочка', 'стебель', которые в темноте невозможно разглядеть, как и *stbblo в чешском обороте (nevidět) ani zbla. В таком случае две приведенные пословицы (и их другие варианты) имеют какой-то смысл: быть может, слепец не видит той ветки, которой колет в глаза другому слепцу? При всей яркости образа такая расшифровка оборота кажется все-таки несколько искусственной, особенно - на фоне основного варианта нашей пословицы: Слепой слепого водит, оба зги не видят. Зга 'стебель', 'ветка' никак не объясняет этот вариант.

Наиболее правдоподобными, следовательно, остается признать толкования идиомы ни зги не видно на основе двух значений загадочного слова зга - 'дорога; тропа' и 'искра; огонек'. Какое же из них следует избрать в качестве "единственно верного"?


« В какой просак попал простак?
» Кто держит камень за пазухой?