Остаться на бобах
rss

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites


На каких бобах нас оставляют?

Аргументом в пользу предложенного объяснения является и то, что оборот остаться на бобах в разных вариантах употребляется и в близкородственных украинском и белорусском языках. Причем укр. залишитися на бобах и сидіти на бобах менее употребительны, чем в русском, а бел. аставаща на бабах, астацца /паастацца на бабах - диалектное (мстиславские говоры Могилевской обл.) и в толковых словарях не фиксируется. Характерно при этом, что в речевых употреблениях эти выражения также очень привязаны к кругу пищевых представлений: «Да не взявся сивенький голубок та й зоставив на бобах наших горобчиків» (П. Мирний. - Удовиченко 1984 II, 5); «Ньіляцелі, як выраньё, усё рьісхваталі, рьісхваталі, а ты, родная дычка, асталыся ны бабах» (Юрчанка 1972,47). Упоминание о голубе в украинском и о воронье в белорусском контексте весьма симптоматично: это семантический рефлекс «пищевого», а не «гадательного» значения в соответствующих оборотах.


И это неудивительно, поскольку такое употребление вытекает из переносной символики бобов как чего-то очень распространенного, легкодоступного, малоценного, как самого простого и дешевого продукта (ср. дешевле грибов и проще или дешевле пареной репы). Такая символика отразилась как в славянской, так и в неславянской фразеологии: чеш. nemít ani bobu (букв, 'не иметь ни боба') 'абсолютно ничего не иметь'; нем. nicht die Bohne ('ни боба') 'абсолютно ничего', keine Bohne wert ('не стоит и боба') 'абсолютно ничего не стоит'; с.-х. ne vrijediti ni pišljiva boba ('не стоить и мизерного боба') 'не стоить и гроша медного'; англ. not have a bean ('не иметь и боба') 'сидеть без гроша в кармане'; фр. rendre feve pour pois ('отдать боб за горошину') 'дать немного в надежде получить больше'; итал. non valere (поп stimare) una fava ('не стоить и боба') 'ничего не стоить', 'не ставить ни в грош' и т. п. Та же символика малоценносги, собственно говоря, отразилась и в знаменитом гоголевском сравнении как бобов на тарелке 'о большом количестве народу': «А в приемной (генерала. - В. М. ) уж народу - как бобов на тарелке» (Мертвые души).


Такая символика, как видим, интернациональна. Оборот же остаться на бобах - исконно русский, сохраняющий национальную специфику. Об этом свидетельствует и его употребление в наших народных сказках, например, в сказке о Василисе Поповне - дочери попа Василия, выдававшей себя перед царем Бархатом за поповского сына Василия Васильевича. Хитроумная поповна сумела обмануть царя даже в бане, успев искупаться там прежде, чем тот разделся в предбаннике:



«Царь не мог и в бане ее захватить. Василиса Васильевна, вьпиед из бани, писала меж тем к царю писульку и велела слугам отдать ему, когда он сам выйдет из бани. А в этой писульке было написано: "Ах ты ворона, ворона, царь Бархат! Не умела ты, ворона, сокола в саду соймать! А я ведь не Василий Васильевич, а Василиса Васильевна". Вот наш царь Бархат и остался на бобах: вишь, какая Василиса-то Васильевна была мудрая, да лепообразная!» (Афанасьев III, 35).



Показательно, что в одном из вариантов сказки последняя фраза звучит несколько иначе: «Вот наш царь Бархат и остался на бобах - на голубых щеках». Собиратель нашего фольклора А. Н. Афанасьев посчитал эту прибавку на голубых щеках, видимо, и лишней, и не совсем понятной читателю и потому при издании сказки снял ее. Но для нас эта прибавка (понятная уже из сопоставления с диалектным остаться на лылах 'на скулах') более чем ценна. Ведь голубые, т. е. истощенные, побледневшие до голубизны от голода щеки - еще одно народное свидетельство о «продуктовом», а не «гадательном» или «игровом», происхождении нашего оборота остаться на бобах. Бобы здесь - символ полуголодного существования, крайней бесхлебицы.


« Какими вилами пишут по воде?
» Русский Авось значение, на авось