Пруд пруди
rss

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites


Чем прудят пруд?

Чем прудят пруд?



Родственников и старух, которыми на всяких родинах хоть пруд пруди, тут не видно.
А.П.Чехов. Необыкновенный

Среди большого числа фразеологических синонимов со значением 'много' русское выражение хоть пруд пруди занимает одно из первых мест по активности употребления и по широте сочетаемости. Если, например, фразеологизм как па Маланьину свадьбу употребляется исключительно со словами наварить, наготовить и характеризует большое количество приготовленной пищи, а сравнение как собак нерезаных относится лишь к множеству людей, то выражение хоть пруд пруди может экспрессивно обозначать и множество людей, и множество предметов:



«У богомазов таких икон - хоть пруд пруди» (П. Мельников-Печерский. На горах); «Работал я в свое время в Егорлыкском районе главным агрономом лесозащитной станции. Она только формировалась. Недостатков было - пруд пруди: нет того, нет другого, третьего... Вертелись, что белки в колесе» (И. Бондаренко. В сердцу отзовется); «Что она в нем нашла такого замечательного? - желчно думал Фалалеев, с ненавистью глядя на фото. - Ишь ряшку отъел. Где-то я эту наглую рожу видел. Хотя таких амбалов пруд пруди: С эспандером, наверно, по утрам гнется, супермен чертов!» (Дм. Иванов, Вл. Трифонов. Hę на облаке. - Лит. газета, 1975, № 41, с. 16).

Широта сочетаемости и обобщенность значения фразеологизма хоть пруд пруди связаны с его историей, с исходным конкретным образом.


В современном русском языке слово пруд обозначает искусственный водоем в естественном или выкопанном углублении. Нередко в таких прудах вода застаивается и покрывается мелкими зелеными водорослями, водоем превращается в стоячее болото. Прудить, т. е. перегораживать плотиной, такой пруд кажется, на первый взгляд, нелогичным. Логика первоначального образа, однако, легко раскрывается, если учесть, что древнейшим значением слова пруд было именно 'быстрый поток', 'стремительное течение', 'запруженное место'. Во многих славянских языках это значение до сих пор осталось актуальным: пол. prąd, чеш. proud, словацк. prúd значат именно 'поток, течение'. Это и понятно, поскольку слово пруд в конечном счете восходит к глагольному корню prçd- (ср. отпрянуть 'отскочить', диал. прудкий 'быстрый'), значащему 'прыгать, скакать'. Этот корень дал и такие производные слова, как др.-рус. прядати 'скакать', ст.-сл. въспрянути 'проснуться* (букв, 'вскочить'), диал. прядать 'прыгать, скакать', перепрянуть 'перепрыгнуть', перепрядки 'чехарда' и т. п. Сохранился он и в некоторых названиях рек, например Непрядвы (Отин 1980,114-115). Отголоски синонимичности слова пруд с обозначением именно текущих водоемов встречаются в фольклоре, например в песнях:



Как на речке на прудочку
Становилась на один час...
(Хроленко 1981, 86)

В русском языке это слово семантически развивалось по линии 'бурливый поток' 'перегороженный, запруженный поток' 'запруженное место' 'стоячий искусственный водоем'. Как при этом в восточнославянских языках происходила специализация этого географического термина, который в белорусском и украинском имеет иные обозначения - сажалка и став, показывает в своих статьях И. С. Козырев. Эта специализация во многом связана с тем, что слово пруд постепенно отрывалось от контекстуально связанного с ним глагола прудить 'запруживать'. В древнерусском языке это сочетание употреблялось довольно часто в прямом, терминологическом значении 'делать запруду на реке': «Болшимъ людемъ изъ монастырьскихъ сель... манастырь и дворъ тынити... на неводь ходити, пруды прудить» (1392 г. - Срезневский II, 1613). Именно оно и было основой русского фразеологизма.

В русском языке это слово семантически развивалось по линии 'бурливый поток' 'перегороженный, запруженный поток' 'запруженное место' 'стоячий искусственный водоем'. Как при этом в восточнославянских языках происходила специализация этого географического термина, который в белорусском и украинском имеет иные обозначения - сажалка и став, показывает в своих статьях И. С. Козырев. Эта специализация во многом связана с тем, что слово пруд постепенно отрывалось от контекстуально связанного с ним глагола прудить 'запруживать'. В древнерусском языке это сочетание употреблялось довольно часто в прямом, терминологическом значении 'делать запруду на реке': «Болшимъ людемъ изъ монастырьскихъ сель... манастырь и дворъ тынити... на неводь ходити, пруды прудить» (1392 г. - Срезневский II, 1613). Именно оно и было основой русского фразеологизма.

Перегораживание плотиной водоема с быстрым течением требовало немало всякого материала. Этот материал не отличался особой ценностью: запруду засыпали землей, укрепляли ветками, бревнами, камнями. Понятно, что прудить пруд можно было лишь тогда, когда такого материала было под рукой в избытке. Отсюда - истоки переносного значения фразеологизма. Показательно, что немало фразеологических синонимов со значением 'очень много' отталкиваются от подобных представлений: что песку морского, хоть отбавляй, деть некуда. В диалектах такие синонимы еще более обильны: пек. ногами толочь, ногой пихай; смол, коп тгой 'о чем-либо, имеющемся в большом количестве', пек. как воды 'о множестве людей', хоть лопатой греби и т. п. (Ивашко 1976,101-102). Ср. диал. укр. (лемк.) детейяклому (букв, 'как наломанных веток, хвороста') 'о множестве детей'. Наиболее близки, однако, по мотивировке к литературному обороту хоть пруд пруди диал. тыны тынить чем, записанное в русских говорах Карелии («Он пятаками тыны тынил») и прост, хоть мост мости 'очень много'. Речь идет о деревянном стройматериале - в первом случае о деревенском заборе, во втором - о настиле через реку. Выражение хоть мост мости, подобно обороту хоть пруд пруди, в XIX в. употреблялось в русской литературе и в отношении людей, и в отношении предметов:



«Хотя у нас в те поры молодцами хоть мост мости, а Колонтай между нами был не последний» (А. А. Бестужев-Mарлинский. Наезды); «Слух о груздях, которых уродилось в Потаенном колке мост мостом, как выражался старый пчеляк, живший в лесу со своими пчелами, взволновал тетушку моего отца, которые очень любили брать грибы и особенно ломать грузди» (С. Аксаков. Детские годы Багрова-внука).

Диалекты сохранили и такие синонимы нашего выражения, как брян. хоть гать гати и орл. хоть плотину пруди. И то и другое употребляется как характеристика множества ягод, одежды, собравшихся людей.

Диалекты сохранили и такие синонимы нашего выражения, как брян. хоть гать гати и орл. хоть плотину пруди. И то и другое употребляется как характеристика множества ягод, одежды, собравшихся людей.

В таком же прямом и переносном значениях употреблялись и другие восточнославянские фразеологизмы. Укр. хоч греблю гати чого 'очень много чего' буквально значит именно 'хоть настилай плотину через реку'. Бел. хоць гаць гдц/также не требует особых комментариев. В этом же русле и чешский оборот řeku by kým zastavil (букв, 'перегородил бы кем реку'), характеризующий большое скопление народу.


Метафора, лежащая в основе выражения хоть пруд пруди, отразилась и в переносных употреблениях глагола запруживать, тяготеющего к экспрессивно-количественной оценочносги: улицы запружены народом, город запружен гостями, «невестами хоть Волгу с Окой запруди» (П. Мельников-Печерский. На горах).


История нашего фразеологизма будет неполна, если не учесть его грамматической эволюции, которая во многом обусловила развитие переносного значения. Характерно, что в XVIII - XIX вв. оно управляло обычно творительным падежом, о чем свидетельствуют «Материалы для фразеологического словаря русского языка XVIII века»:



«Как на всех жениться, на кого мило поглядываешь, так женами-то разве пруд прудить» (П. Плавильщиков. Бобыль);
«Афросинья Сысоевна: Женишки-то нынче в сапожках ходят, а девками-то пруд пруди» (М. Веревкин. Так и должно);
«Яиц с разными мешками нанесено такое множество, что ими хоть пруд пруди» (В. Березайский. Анекдоты древних пошехонцев); «Напитками лишь не ленися, Хоть пруд из них пруди» (Н. П. Осипов. Вергилева Енейда, вывороченная на изнанку).

Постепенно такое управление становится все менее употребительным для данного выражения, хотя в литературе и XIX, и XX в. можно найти отдельные примеры такого рода:

Постепенно такое управление становится все менее употребительным для данного выражения, хотя в литературе и XIX, и XX в. можно найти отдельные примеры такого рода:
«Он вообще дворян разделял на три разряда: на путных - коих "маловато"; на распутных, коих "достаточно", и на беспутных, коими "хоть пруд пруди"» (И. Тургенев. Отрывки. Старые портреты); «Кретин Валерик, что удрал с Сахалина. Черта с два он чего-нибудь стоящего добьется в Ленинграде. Здесь такими Валериками пруд пруди, а там его держали за высшую интеллигенцию» (В. Панова. Проводы белых ночей); «Хоть пруд пруди людьми, с внешним-то лоском, да что пользы-то от них?» (А. Панаева. Воспоминания); «И вдруг из знакомой калитки... вышли Катюша и с нею два морячка. Нетрудно узнать. Курсанты, стажеры. Летом ими хоть пруд пруди в Севастополе» (А. Первенцев. Матросы); «Камень-дикарь у нас свой, пруд им пруди. Видал перед домами мазанки? - Они, мазанки эти, из того самого камня» (Т. Якушкин. Ветка яблони).

Творительный падеж все активнее вытесняется родительным, что обусловлено все большей абстрагированностью выражения и влиянием семантического поля 'много чего-либо':


«Мудрых в наше время нет - это правда, а "оглашенных" хоть пруд пруди» (М. Салтыков-Щедрин. Круглый год); «Не пойдет она за тебя, озорника. У нее хороших-то женихов... пруд пруди» (Г. Николаева. Жатва); «Факты? Фактов у Всеволода Лукьяновича, как говорится, хоть пруд пруди» (Правда, 1979, 21 окт.); «А вслед за чемоданчиком последовал и Блэк. Он прыгнул прямо на асфальт Парк-авеню к удивлению и ужасу водителей автомашин и прохожих, которых здесь в это время дня пруд пруди» (Ленингр. правда, 1975, 19 февр.); «Молодежи у нас полно, - продолжал он рассказывать, - хоть пруд пруди. Ведь завод, можно сказать, молодежный» (Б. М. Зубавин. От рассвета до полудня).


Грамматическая эволюция здесь органически поддержала эволюцию значения в результате чего оборот хоть пруд пруди стал идиоматическим. Обобщенность и экспрессивность значения, характерные для него, свидетельствуют о том, что этот оборот окончательно утратил былую связь с «запруживанием» быстротекущего водоема. И лишь время от времени какой-нибудь писатель или публицист ныряет в эту «водоемную» глубину нашего выражения, чтобы извлечь из нее дополнительный запас нужной ему экспрессивности:



«После этого надо ли удивляться, что бракоделы чувствуют себя вольготно, развилось их столько, хоть пруд пруди. А когда к тому же в пруду мутная вода, то в ней легче легкого ловить рыбу, да и саму щуку схватить за жабры - тоже нетрудно» (Правда, 1986, 23 янв.).

Судя по мутной воде, корреспондент «Правды» Г. Лебанидзе, оживляя прямое значение нашего оборота, уже воспринимает пруд не как быстротекущий, но как стоячий, даже застойный водоем. И это - еще одно свидетельство того, что выражение хоть пруд пруди далеко ушло от своего быстротечного истока.

Судя по мутной воде, корреспондент «Правды» Г. Лебанидзе, оживляя прямое значение нашего оборота, уже воспринимает пруд не как быстротекущий, но как стоячий, даже застойный водоем. И это - еще одно свидетельство того, что выражение хоть пруд пруди далеко ушло от своего быстротечного истока.


« Кто держит камень за пазухой?
» На каком носу зарубка?