Русский Авось значение, на авось
rss

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites


Русский Авось значение, на авось

Как видим, положившийся "на авось", по народной мудрости, должен не на шутку знать, что он останется и в неогороженном (т. е. абсолютно незащищенном от врага) городе, и бездетным, и голодным. Словом - станет полным бедокуром. А такое знание уже не только мифология, а наука жизни, мудрословие.

В этом отношении шутливый "русский бог" Авось гораздо жизненнее, чем его серьезный мифологический "предшественник" Святой Николай, Никола Угодник, который и считался истинным "русским богом" и не случайно был чрезвычайно почитаем во всех уголках нашей державы. Специальной функцией его являлась охрана русского народа, что соответствовало восприятию Св. Николы как покровителя русских. Сохранилось немало легенд о чудотворных деяниях этого святого. "Русский же бог" А вось - его шутливый антипод, Бог наизнанку.

Отсюда и устойчивые ассоциации с "дурным", неожиданным везеньем, незаслуженно привалившей удачей, случайным счастьем. Они отражены и в литературных употреблениях выражения на авось, которое писатели нередко "подкрепляют" его синонимами на удачу, на счастливый случай, на счастье и т. п.:

"Там [в Новгороде] все были купцами случайно и торговали на авось да на удачу, по-азиатски" (В. Белинский. Статьи о народной поэзии); "О пригодности их [мест] к заселению... администрация может судить только гадательно, и потому обыкновенно ставится окончательное решение в пользу того или другого места прямо наудачу" на авось" (А. Чехов. Остров Сахалин); "В воздухе ничего не может быть на авось, на счастье. Все должно быть проверено не только в механизме самолета, ио и в механизме летчика" (Б. Лавренев. Большая земля); "Нигде не подвергали они себя такому риску, как во времена захода в деревни, усадьбы... Беглецы часто надеялись на авось, на счастливый случай, на человечность" (В. Быков. Альпийская баллада).

Это и понятно: ведь выражение на авось входит в активный ряд слов и оборотов, образованных по модели на + "случайность", причем "случайность" может быть как счастливая, так и несчастливая: наудачу, наугад, на беду, на счастье, на славу, назло, наверняка, на ура, напропалую, наобум, нашармака, нахрапок и т. п. История каждого из этих слов и выражений особая, но конечный результат весьма близок. Не случайно в разных славянских языках наше на авось передается близкими к перечисленному ряду словами: бел. наудалую, наудачу, нашармака; укр. на галайбалай, навмання, на удачу, на щастя; пол. liczyć na "a nuż" (букв, 'рассчитывать на "а ну"'), чеш. nazdařbůh ('на "дай боже"'), словацк. naverímboha ('на "верую в бога"'), naslepo ('наслепую'). Ср. и русские диалектизмы типа влад, на обмах 'кое-как' (обмах - 'промах, ошибка') и ряз. насшибок 'в расчете на случайное везение'.

Между прочим, значение 'расчет на случайное везение' в нашем обороте породило обиходное, весьма прозаическое слово - авоська 'хозяйственная сумка из сетки'. Оно появилось после революции и в новом качестве, и в новом - женском - роде. "Слово родилось в очередях, - пишет о нем писатель Я. Боровой, - как уверяют некоторые мемуаристы, оно родилось не где-либо, а именно в коридорах ленинградского Дома ученых в голодные годы, когда там выдавали "акпайки". В этих коридорах вообще процветало тогда замечательное в своем роде, мрачное, злорадное или самозлорадное, но очень ученое словотворчество. "Авоська" в новом предметном значении была для этих людей особого рода развитием старого, русского "авоськи" (Боровой 1974,161). Мотивировка наименования здесь ясна: авоська это такая легкая продуктовая сумка, которую удобно носить с собой в расчете на неожиданную и случайную покупку при нашем хроническом дефиците - "авось что- нибудь да и купишь" (ШИШ, 23).

Как видим, шутливо-"божеское" начало и стабильные ассоциации авось с "дурным" везением постоянно переплетаются и, в сущности, неотрывны друг от друга. Их неотрывность объяснима мифологической сутью Счастья, Доли, Удачи, зависящих от Бога. Кстати, в этой зависимости кроется еще одна причина семантического перехода авось в значении частицы к авось в значении 'случай', 'неожиданная удача'. Авось - 'может быть', 'вероятно', 'надеюсь, что' часто сопрягалось именно с упованиями на Бога: "Авось-таки милосливой Спас подержит над нами свою руку, и даст нам еще хорошую погоду" (Живописец, 1772 г.); "Авось-либо Бог и просвещенное начальство защищат нас и присных наших от Дракинских козней" (М. Салтыков-Щедрин. Письма к тетеньке); "Авось-ли Бог приведет нам еще встретиться" (Н. Загоскин. Юрий Милославский).

Такие устойчивые словосочетания, прозрачно расшифровывающиеся как 'если только Бог поможет, даст, охранит и т. п., постепенно и превратили, как кажется, частицу авось в существительное с мифологическим и "судьбоносным" значением. Тем более что сочетание авось бог... на слух и могло восприниматься как синонимическая пара слов или приложение, т. е. как Бог А вось. Восприниматься и переосмысляться, разумеется* в том шутливом ключе, о котором уже говорилось.

Этот шутливый образ, собственно говоря, и создал наше выражение полагаться на авось. Его первоначальный смысл - полагаться на весьма ненадежного, несуществующего в серьезной мифологии бога Авося. В русском фольклоре, особенно в пословицах, это выражение семантически выкристаллизовывалось в ироническую характеристику небрежно исполняемых обязанностей: Кто делает на авось, у того все хоть брось; На авось врага не одолеешь; На авось города брать, да как-нибудь век скоротать; На авось и кобыла в дровни лягает; На авось казак на конь садится, на авось его и конь бьет; На авось мужик и хлеб сеет; На авось не надейся.

В пословицах, между прочим, самокритично признается, что привычка полагаться на авось в какой-то мере черта нашего русского национального характера: Русак на трех сваях крепок: авось, небось да как-нибудь;

Из таких шутливых пословичных ассоциаций вырос один из вариантов выражения на авось понадеяться (положиться) на русский авось, знакомый нам с детства по пушкинской "Сказке о попе и работнике его Балде":

Призадумался поп,

Стал себе почесывать лоб,

Щелчок щелчку ведь розь,

Да понадеялся он на русский авось.

Жадный поп жестоко поплатился и за надежду на русский авось, и за погоню за дешевизною. Но, сколь ни силен у нас авторитет Пушкина, мораль его сказки мало кому из нас помогает. То и дело продолжают поступать сведения о крахе тех же самых надежд: "Рассказывают, что в таких проходах (между плавучими островами) погиб не один охотник, понадеявшихся на русское авось" (Д. Мамин-Сибиряк. На заимке).

Почему же ни гибель охотников, ни полное "отшибание ума" у старого попа не служат нам уроком в борьбе с пресловутым русским А восем! Видимо, потому, что, по словам историка В. О. Ключевского, "наклонность дразнить счастье, играть в удачу и есть великорусский авось". Эта наклонность и заставляет нас, несмотря на многовековые крушения надежд, верить, что русский авось нас когда-нибудь и куда-нибудь все-таки вывезет.



« На каких бобах нас оставляют?
» За что убили бобра?