Толочь воду в ступе
rss

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites


Зачем толкут воду?

Выражение толочь воду в ступе - одна из самых хлестких характеристик бессмысленного и пустого времяпрепровождения, когда люди повторяют бесцельно что-либо заведомо бесполезное, ненужное или попросту празднословят. Оно употребляется чаще всего в двух вариантах - толочь воду в ступе и просто толочь воду. Первое - благодаря конкретности образа и некоторой экспрессивной окрашенности слова ступа (невольно вспоминается: "Там ступа с бабою Ягой...") - заряжено, пожалуй, большей негативной энергией, чем его сокращенный вариант:

"С московскими моими приятелями об этом не рассуждайте. Они люди умные, но многословны и от нечего делать толкут воду в ступе. Оттого их может смутить всякая бабья сплетня и сделаться для них предметом неистощимых споров" (Н. Гоголь. Письмо А. О. Смирновой 22 февраля 1847); "Другие собирались в профессорской комнате и долго еще толкли воду в ступе, не наговорились во время заседания. И сейчас они толкли эту воду в комнате, звонили по телефону, спорили" (В. Росляков. От весны до весны); " - Так я и начну их, прения эти... Должны же они когда-то начинаться? Илн так и будем воду в ступе толочь?" (П. Лебеденко. Льды уходят в океан).

Не меньшую дозу экспрессивности имеет и субстантивированный вариант этого выражения - толчение воды в ступе: "Писание в газетах отныне я считаю пустым и бесполезным толчением воды в ступе" (С. Скиталец. Огарки).

Сопоставляя обороты толочь воду в ступе и толочь воду, легко обнаружить их динамическую иерархию, Ясно, пожалуй, что второй оборот образовывался усечением первого. Ясно потому, что глагол толочь неразрывно связан в нашем сознании со ступой, в которой что-то толчется, измельчается пестом.

Иное дело - динамическая иерархия оборота толочь воду в ступе и пословицы Воду в ступе толочь - вода и будет. Многие лингвисты уверенно утверждают, что и первый оборот образовался усечением - усечением пословицы (Бабкин 1964,27;Гвоздарев 1977, 103). Любопытно, что тот же путь развития предлагается и для белорусской фразеологической единицы ваду у ступе тарчы, хотя соответствующая пословица - Ваду у ступе таучы - вада і будзе - скорее реконструируется на основе русской, чем является народной белорусской (ср. ее отсутствие в двухтомном собрании белорусских пословиц и поговорок - Прьїказкі I, 57-58, стержневое слово вада). И. Я. Лепешев, предлагающий такую трактовку, не случайно замечает, что "выражение имеет то же значение, что и в пословице" (Лепешау 1981,27).

Языковые данные, однако, свидетельствуют об обратном развитии, т. е. об образовании пословицы на основе более древней поговорки. Во-первых, поговорка фигурирует в литературном языке с XVIII в. без соответствующего пословичного варианта (СРЯ XVIII в. III, 248). Во-вторых, в рукописном собрании русских пословиц Иоганна Вернера Пауса (1670-1735), одного из первых собирателей наших пословиц, записана пословица Терять воду - толчи воду в (неразборчиво), которая свидетельствует, что поговорка о толчении воды в ступе могла образовывать разные пословичные варианты (ППЗ, 45).

В-третьих, характерен и лексический вариант нашей поговорки, где вместо воды выступает песок: он в принципе несовместим с пословицей Воду в ступе толочь - вода и будет, ибо предполагает в таком случае замену обеих ее частей, что в пословицах случается реже, чем во фразеологизмах. Кстати, вариант этот, использованный Ф. М. Достоевским, подчеркнуто характеризует главное в значении нашей поговорки - удручающую бесполезность выполняемого "труда":

"Если б захотели вполне раздавить, уничтожить человека, наказать его самым ужасным наказанием, то стоило бы только придать работе характер совершенной, полнейшей бесполезности и бессмыслицы. Если б заставить его, например, переливать воду из одного ушата в другой, а из другого в первый, толочь песок, - я думаю, арестант удавился бы через несколько дней, чтоб хоть умереть, да выйти из такого унижения, стыда и муки" (Записки из Мертвого дома).

Наконец, решающим, быть может, аргументом в пользу вторичносги русской пословицы по сравнению с поговоркой являются древнегреческие и латинские поговорки типа hýdor hypérôi pléttein 'пестом воду толочь' и aquam in mortario tundere 'воду в ступе толочь'. Они встречаются у древних писателей - например, у Лукиана (Тимошенко 1897,133-134). Оборот этот был буквально переведен на многие языки, особенно романские. На итальянском он активно употребляется и сейчас - battere (pestare, gettare) l'acqua nel mortaio. Не менее употребителен он и в некоторых славянских языках, близких к Средиземноморью. Сербохорватское (хорватско-сербское) выражение tući vodu u avanu (u mužaru, u tuchju) (Matesłć 1982, 750) имеет целых три лексических варианта. И все они - разные наименования знакомой нам ступы для толчения воды.

С толчением воды в ступе связывали весьма конкретный исторический факт. "Встарь, - писал В. И. Даль, - монахов на эпитимии ставили воду толочь" (Даль 1,412). И. М. Снегирев более 150 лет назад поэтому не случайно утверждал, что поговорка воду толочь известна "в кругу нашего духовенства" и буквально означает уже знакомое наказание в монастырях. По его мнению, и эта поговорка, и это наказание пришли от древних греков и римлян (Снегирев 1831-1834 I, 86-87; Михельсон 1901-1902 I, 112; Горбачевич 1964, 207; КЭФ, 1980, № 2, 64; Опыт, 145).

Чисто языковое сопоставление оборота толочь воду в ступе с другими близкими выражениями показывает, однако, что обычай наказывать провинившихся все-таки вторичен, как и конкретно "монашеская" мотивировка, к нему привязываемая. Во многих языках можно отыскать массу иронических выражений, где праздное и бесцельное времяпрепровождение ассоциируется с различными манипуляциями с водой. Французы говорят, например, об ударах палкой по воде (battre l'eau avec un bâton, battre Геаи a coups de bâtons) или раскалывании воды с помощью шпаги (fendre l'eau avec une épée), итальянцы - о бросках водой об стеиу или распахивании воды (gettare l'acqua sul muro, zappare in acqua (nelPacqua)), испанцы - о том же распахивании или рытье ее (агат (cavar) en el agua).

Самым популярным и, пожалуй, самым древним из них является оборот о ношении воды в решете или в сите: его "сюжет" с различными мифологическими переосмыслениями встречается не только во многих европейских странах, но также и в Латинской Америке, Индии и Японии (Аагпе 1964, 370-371; Топорков 1984). И носить воду в решете, и толочь воду в ступе - это фразеологизмы-шугки, основанные на внутреннем противоречии, оксюмороне. Эти формулы тесно связаны и со средневековыми европейскими обычаями наказывать монахов бессмысленным толчением воды в ступе, и с русскими народными пословицами, и с необозримыми по своему разнообразию присказками, былинками и легендами о ношении воды в решете или переливании ее из пустого в порожнее.


« За что забивают козла?
» Без какого глазу дитя?