О склонении имен и фамилий
rss

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites


О склонении имен и фамилий

Повторяю: русскому языку свойственно склонение фамилий вообще, в том числе иностранных и иноязычных.
И не только фамилий...

А теперь рассмотрим совершенно другой вопрос, хотя он тоже касается имен и фамилий.


Склоняются ли иностранные имена и фамилии?


Обычно склоняются, если они относятся к лицам мужского пола и кончаются на согласную букву. Мы говорим: «трагедия Вильяма Шекспира», «басня Жана Лафонтена», «баллада Фридриха Шиллера», «опера Рихарда Вагнера» и т. д. (А если мы говорим «роман Жорж Санд», то это потому, что «Жорж Санд» — псевдоним  женщины  Авроры Дюдеван.)


Это же правило относится и к современникам. Поэтому — вопреки мнению некоторых — следовало бы говорить «концерт Поля Робсона» (а не «Поль Робсона» и не «Поля Робсон») и «песенки Ива Монтана» (а не «Ив Монтана»).


До сих пор речь шла о личностях знаменитых или известных. А как быть с обыкновенными гражданами, живущими среди нас? Как, например, следует писать адрес: «Карлу Ивановичу Мюллеру» или «Карлу Ивановичу Мюллер»? (Я уже не говорю о совершенно неграмотном «Карл Ивановичу Мюллер...»)


Конечно, только в первой форме — «Мюллеру». Писать в дательном падеже «Мюллер» можно только его жене, скажем, «Марии Робертовне Мюллер».


А как быть с иностранными фамилиями, которые принадлежат тоже мужчинам, но кончаются на гласную букву?


Они, как правило, не склоняются.


В самом деле. Мы говорим: «роман Дюма», «поэма Гёте», «опера Верди», «драма Гюго», «комедия Сарду», «картина Гойя» и т. д. Про писателя Дюма, художника Дега, архитектора Бренна — абсолютно нельзя сказать «роман Дюмы», картина «Деги», архитектура «Бренны»...


Написав это, я подумал: а почему мы говорим  «сонет Петрарки», «мемуары Казановы», «статуя Кановы»? Да и о картине Гойя ведь можно сказать «картина Гойи».


Отсюда можно сделать вывод: русскому языку свойственно склонение фамилий вообще, включая и иностранные. Такой вывод подтверждается тем, что некоторые иностранные фамилии, кончающиеся на одну гласную, легко сокращаются именно на эту гласную, после чего легко склоняются, то есть делаются удобными для склонения.


Так, великий итальянский поэт Данте давно звучит по-русски, как «Дант». Достаточно вспомнить пушкинское:


«Суровый Дант не презирал сонета...»


То же самое произошло с фамилией другого знаменитого итальянского поэта Тассо, который стал звучать по-русски «Тасс». (Я не привожу в виде примера превращение итальянской фамилии «Бонапарте» в «Бонапарт»: прежде чем она была таким образом «русифицирована», она была «офранцужена» — и прежде всего самим Наполеоном.)


Это же явление — стремление к склонению — можно заметить в том, что иногда французские фамилии, кончающиеся при произношении на гласную и потому несклоняемые (Гизо, Дидро, Беранже и т. д.) по-русски превращаются в склоняемые путем использования их французской транскрипции и превращения невыговариваемых букв в выговариваемые.


Вспомним, как у Пушкина граф Нулин едет из Парижа «в Петрополь»:


«С ужасной книжкою Гизота...»


 «С последней песней Беранжера...»


А ведь Пушкин превосходно знал французский язык.


Быть может, кто-нибудь мне возразит: «Ну, это же поэтическая вольность, вызванная, вероятно, необходимостью сохранить размер или найти подходящую рифму...» Но вот мы раскрываем роман Достоевского «Братья Карамазовы» и читаем во второй главе слова Федора Павловича:


«Простите, я последнее, о крещении-то Дидерота, сам сейчас присочинил...»


А как обстоит дело с фамилиями славянскими (русскими, украинскими, белорусскими, польскими, чешскими), если они оканчиваются на гласную? Склоняются они или нет?


Да, как правило, склоняются. Но с некоторыми оговорками.


« Об именах
» О законе “склонения”