Об одной маленькой неточности, заметной только для чуткого уха
rss

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites


Об одной маленькой неточности, заметной только для чуткого уха

До сих пор мы говорили о явных ошибках в нашем разговорном языке.

Но ведь всякий язык, и особенно такой богатый, как русский, имеет множество тончайших смысловых оттенков.

Вот почему, отнюдь не желая кого-либо поучать и укорять, хочется поговорить об одной маленькой неточности.

«Закрой дверь!», «Открой окно!» Правильно? Пожалуй, не совсем. Почему?

Обычно предметы, имеющие крышку, открываются и закрываются, а предметы, имеющие створки, отворяются и затворяются. Вот почему сундук, шкатулка, коробка — закрываются, а дверь, окно, шкаф — затворяются.

Это отразилось и в народных пословицах и поговорках («Пришла беда — отворяй ворота!..»), а также в песнях.

Вспомним:

«Эх, Настасья! Эх, Настасья!

 Отворяй-ка ворота!..»

Чувствовали это и наши классики. Вспомним  строки   Пушкина  в   «Евгении  Онегине» (гл. V):

«И Таня в ужасе проснулась...

 Глядит, уж в комнате светло;

 В окне сквозь мерзлое стекло

 Зари багряный луч играет;

 Дверь отворилась...»

или Лермонтова:

«Отворите мне темницу!»

Вспомним стихи Туманского:

  «Вчера я растворил темницу

 Воздушной пленницы моей...»

Вспомним строки Кольцова:

«Ворота тесовы

Растворилися...»

Вспомним начало стихотворения А. К. Толстого:

«Вновь растворилась дверь на влажное крыльцо...»

Вспомним, наконец, популярный романс Чайковского:

«Растворил я окно...»

Вспомним «Братьев Карамазовых» Достоевского:

«— Сейчас отворю тебе! — сказал Иван и пошел отворять Алеше...»

Я предвижу вопрос читателя-оппонента: а почему же пушкинская Татьяна говорит няне:

«Не спится, няня: здесь так душно! Открой окно да сядь ко мне...»?

  Отвечаю:

Татьяна, по свидетельству самого Пушкина (гл. III, строфа XXVI):


« О некоторых особых словах - ошибках
» О просторечии